Поиск
Искомое.ru

Без научных доказательств

Раньше принято было считать, что наука отрицает религию или что наука и религия лежат в параллельных плоскостях и друг с другом мало связаны. Мы знаем, что истины веры недоказуемы, на то она и вера…

Но в наши дни наука развивается со сверхъестественной скоростью, человек получил доступ к невиданным прежде инструментам и методам: в адронных коллайдерах сталкивают между собой мельчайшие частицы, спутники изучают космос. Человек активно исследует Вселенную. Разве множество открытий, сделанных в последние годы, не сблизили эти две «плоскости» — то пространство знаний, которые мы имеем о нашем мире из Библии, и научные теории? Разве теория Большого взрыва — это не тот же Шестоднев, только другими словами? Разве учёные не нашли множество других подтверждений тому, во что народы Библии верят тысячелетиями? Почему об этом так мало говорят в Церкви?

Николай, Одесса

В стремлении доказать религиозные истины при помощи науки скорее можно увидеть желание достойно ответить тем, кто при помощи той же науки пытается доказать несостоятельность религии. Уж очень крепко в головах многих людей сидит уверенность в том, что наука опровергает веру, потому и очень хочется доказать обратное. Но не нужно впадать в крайности. Среди задач апологетики есть и задача показать, что религия и наука не являются несовместимыми, не отрицают друг друга и вполне могут сосуществовать, уживаться вместе не только в обществе, но и внутри отдельного человека. А пытаться доказать истины веры при помощи науки — это, что называется, перебор. Почему это так?

Главным образом потому, что у науки и веры разные предметы интереса. Вера ищет Бога, а наука изучает видимый, если угодно — «прощупываемый» мир. Религиозные истины — это результат откровения. Человек сам не смог бы до них дойти. Бог открыл Себя человеку, и христианство — это полнота откровения Бога человеку. Поэтому религиозные истины неизменны вот уже две тысячи лет. Даже новые догматы, которые появлялись в ходе истории, не возвещали новые истины, не изменяли содержание веры, но лишь облекали ту же веру в более точные словесные формулировки.

Но, обладая полнотой возможного откровения Бога, мы не обладаем полнотой знаний о сотворённом мире. Наши знания о нём всё время меняются и уточняются. Мы ещё только познаём мир и не знаем до конца, как он устроен. То, что кажется сегодня доказанной научной истиной, завтра может оказаться в лучшем случае наивным, а то и просто глупым. Наука живёт теориями и гипотезами. Для науки нормальным будет распрощаться с общепризнанной и, казалось бы, незыблемой теорией в том случае, если будут получены достоверные наблюдения, её опровергающие. В средневековье кто-нибудь мог бы в полном соответствии с современным ему естествознанием заявлять, что геоцентрическая модель Вселенной доказывает, что человек занимает центральное место в творении Божием, так как всё вертится вокруг Земли. Сегодня очевидно, что такая аргументация ошибочна и основана на неправильном представлении о Вселенной. Если сегодня кто-то будет говорить о том, что теория Большого взрыва доказывает творение всего мира из ничего, то у него есть все шансы прослыть дураком среди потомков. И всё потому, что не сумел понять разницу между содержанием Откровения и науки.

Господь объяснил нам, о чём говорит Писание: Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне (Ин. 5, 39). Итак, если Библия свидетельствует о Христе, о Боге и об отношении Бога к человеку, а не об устройстве мира, то, читая рассказ книги Бытия о сотворении мира, мы не должны искать в тексте указаний на то, сколько лет тому назад это произошло, каков точный порядок творения и так далее. Из этого рассказа нам нужно в первую очередь вынести понимание того, что Бог есть Творец всего, Бог благ, и всё Его творение тоже благо, так как Бог зла не творил. Несколько упрощая, можно сказать, что, говоря о видимом мире, наука отвечает на вопрос «как?», а религия на вопрос «зачем? каков в этом смысл?» Если религия начинает заниматься вопросом «как?», то получается что-то вроде инквизиции, которая заявляла о том, что гелиоцентрическая система — это ересь, а геоцентрическая — истина. А если наука начинает заниматься вопросом «зачем?», она неминуемо сходит с рельс научного метода и скатывается к дилетантскому философствованию и доктринёрству в духе книги Стивена Хокинга «Великий Замысел».

Ещё одна причина, почему не стоит пытаться доказывать религиозные истины при помощи науки, состоит в том, что практически все, казалось бы, «неопровержимые» научные доказательства допускают различные понимания и трактовки. Например, так называемая «тонкая настройка» Вселенной. Этим термином обозначают удивительную «заточенность» Вселенной под существование разумной жизни. Целый ряд фундаментальных физических констант (постоянная Планка, массы электрона и протона, заряд электрона, скорость света, гравитационная постоянная и другие) имеют ровно такое значение, какое даёт возможность существовать Вселенной в том виде, в котором мы её знаем. Целый ряд физических законов и даже целый ряд начальных параметров расширения нашей Вселенной ровно таковы, что делают возможной разумную жизнь. Если бы хоть одна из этих постоянных или хоть один закон изменились хоть на малую долю, то наша Вселенная и разумная жизнь в ней стали бы невозможными. Казалось бы, это неопровержимое доказательство того, что Кто-то спланировал, задумал и создал всё именно так, чтобы человек мог существовать. Но есть и другой способ взглянуть на такое удивительное совпадение: так называемый «антропный принцип», согласно которому какой бы низкой ни была бы вероятность такого уникального совпадения констант и физических законов, только такую Вселенную и может наблюдать разумный наблюдатель, потому что в любой другой Вселенной разумных наблюдателей быть не может. Другими словами, если мы наблюдаем Вселенную, то только такой она и может быть.

Получается, у человека всегда остаётся свобода интерпретации фактов. Богу нужен свободный человек, любящий Бога свободно, а не под принуждением неоспоримых фактов. Не нужно искать в природе доказательств религиозных истин, ведь их всегда можно будет понять и интерпретировать разными способами. Бог настолько высоко ценит свободу человека, что не оставил нигде во Вселенной убедительного и неоспоримого доказательства Своего существования.

Изучать видимый мир стоит не ради коллекционирования неопровержимых доказательств, а ради чистой радости познания. Стремление к познанию глубоко укоренено в человеке. Первым делом, которое сделал человек в раю, согласно книге Бытия, было наречение имён всем зверям и птицам. Человек встретился с новыми для него существами и дал им имена. Чёрные дыры, квазары, пульсары, магнетары, тёмная материя и тёмная энергия, кварки, мюоны, глюоны и тысячи и тысячи совсем новых для нашего языка названий свидетельствуют, что человек с огромным интересом продолжает познавать мир, продолжает встречаться с новыми для него сущностями и явлениями, продолжает давать им имена. Писание даже говорит нам, что Бог с интересом следит за тем, как мы познаём мир: Бог привёл животных к человеку, чтобы видеть, как он назовёт их (Быт. 2, 19). Сложно сказать, почему Ему это интересно, но можно рискнуть предположить, что нашему Небесному Отцу так же интересно наблюдать за нами, как и земным родителям интересно и отрадно видеть, как их дети познают мир. Младенец радуется, когда ему удаётся добыть звук из погремушки, потому что он узнал устройство этого предмета, а родители радуются, что ребёнок растёт и развивается. Игрушки взрослых теперь летают в космос, но наша радость от рассматривания детальных снимков туманностей и галактик или от узнавания, что же такое квазары, имеет ту же природу, что и радость ребёнка от раскрытия тайны погремушки.

Чистая радость познания доступна каждому человеку, а для верующего тут открывается ещё одна замечательная возможность. Если смотреть на мир как на творение Божие, то Вселенная становится словно открытая книга, рассказывающая о своём Творце. Масштабы Вселенной, невообразимая мощь процессов, проходящих в ней, говорят нам о величии Творца. И хотя человек невообразимо мал на фоне Вселенной, тот факт, что именно на Землю пришёл Бог и вочеловечился, свидетельствует о том, насколько ценен человек перед Богом, несмотря на свою малость и слабость. О величии человека говорит и то, что, несмотря на своё ничтожество на фоне величественного мироздания, несмотря на своё падение, человек может познавать Вселенную. «Тонкая настройка» Вселенной расскажет о невероятной заботе Бога о человеке. Ещё много чего может рассказать эта книга любознательному верующему сердцу.

Но не следует забывать и о том, с какой целью Бог привёл к человеку животных и птиц. Когда человек дал им всем имена, оказалось, что среди них не нашлось ни одного существа, подобного ему. Бог хотел, чтобы человек осознал нужду в подобном ему, равном ему самому существе. И тогда Он сотворил ещё одного человека — женщину. Значит, среди всего видимого творения нет ни одного создания, равного и столь же нужного человеку, как другой человек. Главное во Вселенной — не гравитация и излучение, а человеческие отношения. Если бы мы могли посмотреть на мир глазами Бога, то увидели бы не звёзды и галактики, а любовь и ненависть, жертвенность и самолюбие, святость и грех, потому что это всё значительно важнее всех звёзд во Вселенной. Есть две главных заповеди: любить Бога и любить ближнего. Это и есть центр Вселенной, вокруг которого всё строится.

Автор: Иеромонах Савва (Гамалий)
Источник: http://otrok-ua.ru

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика