Поиск
Искомое.ru

Брак с иностранцем: традиции и свобода

Очень важно понимать, что не каждая традиция оставляет зазор для того, чтобы там мог существовать человек других традиций. Некоторые традиции очень жесткие и не допускают никаких отклонений. Некоторые более свободны. Например, буддисту с иудеем можно в брак вступать, а иудею с буддистом нет. Точно так же православные верующие не могут заключить церковного брака с представителями другой религии. И это то, что поддерживает традицию, что позволяет не путать ее с чем-то другим. Это то, что делает культуру целостной.



— Сейчас возникает все больше межнациональных и межкультурных браков. Как вы считаете, среднестатистический межнациональный брак настолько же счастливый, как и мононациональный?

— В любом браке, как и в жизни вообще счастье требует труда, преодоления различных препятствий. Даже в мононациональном браке супруги могут получить много разных «подарков» как от одной ветки, так и от другой. Супруги могут получить все богатство рецептов, традиций, истории. Хорошо, когда супруги могут сказать: твой род — это так же хорошо, как и мой. Но даже при обычном браке может этого и не произойти. Вместо объединения семей, традиций может быть конфликт. И тогда супруги меряются достоинствами своих родов. Кто лучше, кто хуже. Вы Ивановы, а мы Петровы, вы такие, а мы сякие… Это распространяется и на детей этих супругов. В первом случае они могут быть и такими, и сякими, и это будет здорово, потому что они все равно наши. В другом случае им нельзя быть ни такими — потому что один род не примет, ни другими — потому что не примет другой род. И вот они между этих двух родов болтаются. Это может быть и в браке людей одной национальности. Но в разных культурах — тем более.

С одной стороны, брак с иностранцем — это богатство двух культур. Два языка, которые ребенок, родившийся в такой семье, может выучить. С другой стороны, может быть война этих разных традиционных подходов. Это очень зависит от того, как все будет устроено. Поэтому не хорошо это и не плохо, нужно рассматривать конкретный случай.

Разумеется, при межнациональных и межкультурных браках опасность того, что соединить традиции двух родов в одной семье, больше. Потому что дистанция больше.

— Девушка славянской культуры хочет связать свою жизнь с мусульманином, какой совет ей можно дать?

— Когда образуется новая семья, она проходит ряд этапов. Все семьи проходят эти этапы. Первый этап мы называем монадой, когда еще никакой семьи нет, но каждый из будущих партнеров уже отделился от своих родителей и в своей собственной жизни пробует применить те правила, традиции и воспитание, которые он получил в своей семье. Традиции могут быть видимые и невидимые, относиться либо ко всей жизни в целом: как должен себя вести мужчина, женщины должны быть покорными. Или какое-то локальное правило: при входе в дом снимаем обувь, надеваем тапочки. Эти правила могут касаться отношений между мужчиной и женщиной, могут касаться отношений с деньгами.

Пока человек живет в своей семье, он в этих правилах как рыба в воде, и так же, как рыба, не видит воду, он не видит правила. Но когда он отделяется и начинает жить отдельно, он может их испытать на прочность. И обнаруживается, что оказывается, не везде снимают обувь при входе, иногда можно целоваться и при свете и ничего страшного при этом не произойдет, но некоторые правила сохраняются. Например, соленые огурцы с молоком все-таки не надо есть.

К сожалению, у нас на постсоветском пространстве этот этап первого испытания правил отсутствует, т.к. дети не живут значительное время отдельно от родителей, прежде чем образуют свою собственную семью. Мужчинам легче, у них есть армия, в это время они получают опыт самостоятельной жизни вне правил своей семьи. Или в случае учебы в другом городе. Но в большинстве случаев дети под венец идут прямо из родительской семьи. В результате, этот этап исчезает, и им значительно сложнее становится на следующем этапе, который называется парой (диада).

Славянам сложнее устанавливать свои правила в новой семье, потому что, ввиду отсутствия первого этапа, они не знают, что хорошо, а что плохо. Они чувствуют ответственность за то, чтобы увековечить семейные традиции, сохранить их для потомков. Молодые супруги начинают проверять традиции друг друга уже совместно. Здесь могут возникнуть сложности. Потому что молодой человек пришел в семью с идеей того, какой должен быть борщ, но у женщины другое мнение о том, какой должен быть борщ. Оба борща правильные, но оба еще не знают, что бывают другие борщи. На этой почве возможны конфликты.

Поэтому, если говорить о советах и давать какие-то рекомендации, было бы здорово до вступления в брак попробовать испытать те правила и традиции, которые были в родной семье, чтобы отстаивать только то, что очень важно.

— Поговорить об этом?

— Хотя бы обнаружить. Например, составить список правил, которые есть в родной семье. Этот список должен включать штук пятьдесят этих правил, потому что самое интересно начинается где-то с двадцатого. Если человек даст себе возможность об этом подумать, он сможет обнаружить много разных интересных традиций. Дальше надо подумать: а я это буду блюсти в новой семье или нет? Интересно, а какие традиции у моего партнера? А как я буду к ним относиться? Так же уважительно, как к своим?

— Хорошо бы составить списки и обменяться?

— Да, хорошо бы поговорить об этом. У нас же в большинстве случаев не составляют брачный контракт, не договариваются о том, как семья будет жить. Но основная задача на стадии, когда двое объединяются в новую семью, — это договорится о тех правилах, которые будут действовать в новой семье. Как мы жить будем? Кто за что отвечает? Будут ли у нас раздельные счета или общий счет? Будем ли мы огурцы на зиму солить? И каждый будет все соотносить с жизнью в своей семье.

Если это семьи разных национальностей, разных укладов, то, разумеется, этих различий будет больше. И хорошо бы, если кто-то собирается вступать в брак с представителем другой культуры, про эту культуру что-нибудь узнать, чтобы представлять, о чем идет речь. Потому что конкретные Марио, Ашот или Моника могут быть очень симпатичными, но за каждым из них стоит целое количество традиции, и многие из них пока еще спят. Они проснутся позже. И хорошо бы узнать, что бывает в таком случае. Осведомленность, с одной стороны, снимает предубеждение против другой культуры, которое неосознанно где-то там крутится, с другой, избавит вас от розовых иллюзий. Ведь у нас есть мифы по поводу каждой культуры. Например, что все армяне очень дружные, а все русские пьющие.

— Но когда человек влюблен, ему не хочется об этом задумываться.

— Конечно, не хочется. Он видит конкретного партнера, и этот партнер выпадает из всего остального мира. Но хорошо бы его туда возвращать. Потому что влюбленность — это влюбленность, но брак должен быть осознанным шагом.

— Какие еще причины могут способствовать возникновению межнациональных и межкультурных браков?

— Иногда межнациональные браки возникают вследствие протеста. В этом случае партнер становится средством доказать что-то своей семье, например я выйду замуж за мусульманина только чтобы с вами дел не иметь. Все брошу, в другую веру перейду и от вас я отделюсь. Это свидетельство нарушения первой стадии создания семьи, когда можно пожить отдельно и построить свои личные границы. Но если пытаться сделать то же самое, используя партнера, разумеется, ничего хорошо из этого выйти не может. Уеду в Израиль только чтобы вас не видеть. Это ложная мотивация. Это все равно, что выйти замуж за первого встречного, чтобы только от папы-алкоголика подальше.

Иногда бывает, межнациональный брак возникает потому, что когда-то это в семье уже было. Это своеобразная дань традициям семьи. В данной семье традиционны смешанные браки. Когда-то мой пра-пра-пра-дедушка был в военном походе и встретил мою пра-пра-пра-бабушку. Но этот единичный случай возводится в некую традицию. В итоге пра-пра-пра-внучка пытается что-нибудь такое же крутое в своей жизни организовать. Но это уже совсем другая ситуация. Она не свой дедушка и даже не бабушка, и ее партнер совсем другой. Иногда полезно бы оглянутся и посмотреть, а в честь кого или для кого я это делаю? Для себя? Для будущей семьи или в пику кому-то?

Очень важно понимать, что не каждая традиция оставляет зазор для того, чтобы там мог существовать человек других традиций. Некоторые традиции очень жесткие и не допускают никаких отклонений. Некоторые более свободны. Например, буддисту с иудеем можно в брак вступать, а иудею с буддистом нет. Точно так же православные верующие не могут заключить церковного брака с представителями другой религии. И это то, что поддерживает традицию, что позволяет не путать ее с чем-то другим. Это то, что делает культуру целостной. Нужно понимать, насколько данная культура позволяет межнациональные браки.

— Следует изучить культуру того человека, с которым ты вступаешь в брак, оценить ее и если есть несоответствия, очень хорошо подумать?

— Хорошо, чтобы это было ответственным шагом. Потому что нередки тяжелые последствия браков с иностранцами. Например, в одной стране можно жить такой паре, а в другой стране уже нет. Эта семья будет восприниматься очень сложно. Армяно-грузинская семья может жить в Москве, в таком космополитическом городе, но хорошо ли им будет в Тбилиси или в Сухуми? Это трудно представимая картинка. Здесь накладывается история стран, культур, этноса, и хорошо бы это осознавать. Одно дело, если такая семья живет во многонациональном окружении, другое, если такая семья уезжает в место, где проживают только представители данной национальности. Будет уже значительно сложнее. 

Подводя итог интервью, я, прежде всего, говорил бы про уважение к традициям. И задал бы вопрос паре, которая хочет вступить в межнациональный брак. Сколько данная традиция оставляет свободы.

Автор: Психолог Игорь Любитов
Источник: Realove.ru

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика