Поиск
Искомое.ru

Доверять Богу или бороться за счастье?

smirenie_stremlenie_1Если каждое утро вам мучительно трудно подниматься с постели, если вы часто простужаетесь, если жалуетесь на горькую долю и бестолковое окружение, если считаете себя несостоявшимся и нереализованным, скорее всего, вы тратите свою жизнь на что-то не то.

 

Эту идею встречаешь довольно часто: об этом книги, тренинги, фильмы, об этом мотивационные тексты, которыми любят делиться друг с другом вдохновленные пользователи социальных сетей.

Обычно эти короткие и, как правило, хорошо структурированные материалы иллюстрируются фотографией чрезвычайно расстроенного или наоборот глубоко удовлетворенного жизнью человека. Называются эти статьи часто так: «10 вещей, о которых точно будете жалеть в старости», «8 советов от умирающих к остающимся», «Как изменить жизнь за 4 недели» и т.д. Эти тексты зовут человека к борьбе за счастье, к поиску новых перспектив. Нам предлагается прислушаться к себе, почувствовать свое подлинное предназначение, встать на свой путь.

Можно отнестись к этим текстам, как и ко всей философии успеха и индустрии перемен, скептически, сказать, что все это одно сплошное переливание из пустое в порожнее, что это само собой очевидно для думающего человека. И, тем не менее, судя по количеству лайков, перепостов, цитат, эти идеи нужны людям. Они нужны не ради забавы, а ради утешения и ободрения потому, что они отвечают на потребность человека в переменах к лучшему или хотя бы в надежде на возможные перемены.

Тем, кто настроен строго, может показаться, что во всей этой индустрии, точкой отсчета которой является неудовлетворенность человека собственной жизнью, нет главной христианской добродетели – смирения, и в частности – принятия обстоятельств собственной жизни, благодарности к Богу за все посылаемое. Они могут рассуждать примерно так: Не нравится тебе твоя работа? А ты все равно ходи, смиряйся. Достал тебя хамоватый охранник? Молчи и смиряйся. Болеешь? Смиряйся и радуйся, ведь афонские старцы радовались гораздо более тяжелым болезням.

Конечно, терпеть и принимать многое просто необходимо да, наверное, и полезно. Например, если у вас четверо детей и не очень большая квартира, вам надо терпеть постоянный бардак, ор, грохот и прочее. Надо адаптироваться таким образом, чтобы все это не было для вас постоянным источником раздражения и саморазрушения.

Трудно не согласиться со словами Владыки Антония Сурожского: «Первое, чему мы должны научиться, это принимать всю нашу жизнь: все ее обстоятельства, всех людей, которые в нее вошли — иногда так мучительно — принять, а не отвергнуть. Пока мы не примем нашу жизнь, все без остатка ее содержание, как от руки Божией, мы не сможем освободиться от внутренней тревоги, от внутреннего плена и от внутреннего протеста». И вместе с тем сама жизнь Владыки Антония говорит о том, каким решительным, активным и смелым человеком он был.

Так есть ли здесь противоречие? Может ли христианин, смиряясь перед Богом, сохраняя смертную память, искать свое счастье, свое призвание, и, о ужас, свою самореализацию? Сочетается ли стратегия активного целенаправленного и успешного действия с этикой креста?

Ведь следуя советам мотивационной индустрии, рискуешь лишиться доверия Богу. Отказавшись от поисков счастья и стремления к переменам, рискуешь превратиться в депрессивного призрака. Мы вряд ли понравимся такими Богу. Кроме этого, мы вряд ли станем хорошими родителями для собственных детей, если в нас не останется искреннего желания жить и радости жизни. В то же время мы едва ли успеем заметить детство своих детей, вряд ли сможем по-настоящему быть с ними, если будем всецело поглощены вопросом о собственном счастье и успехе.

Для христианина, действительно, важно доверять Богу, вверять Ему всю собственную жизнь, признать свою немощь и жаждать того, чтобы в ней осуществилась сила и воля Божья. Но с другой стороны, для того чтобы ступить на воду и начать движение, надо, чтобы тебе хотелось куда-то пойти, надо быть живым, иметь интенцию. Или, как я услышал когда-то в проповеди одного замечательного священника: «Бог смог умереть за нас, но жить за нас Он не может».

В человеческом самосознании могут быть разные уровни. Есть глубинный уровень принятия, смирения и благодарности, а есть уровень активности и борьбы за изменения. Есть пространство тишины, и есть возможность речи, есть молчаливое присутствие и рождающееся из этого присутствия решительное действие, есть океан смирения и молния дерзновения.

При таком сочетании речь идет уже не о борьбе за счастье, не о том, что счастье становится самоцелью, идолом, кумиром. Ты вглядываешься в мир вокруг и в свое сердце, пытаясь услышать резонанс, пытаясь найти и дать свой ответ на все, что тебе даровано. Думаю, что в каких-то случаях это не исключает и права отказа от того, что тебе не по сердцу.

Да, в конечном счете, дело не в успехе и не в самосовершенствовании. Дело – в стяжании Духа Cвятого. Но ведь Он стяжается не в безвоздушном пространстве, не в трясине неудовлетворенности, а в пространстве живой жизни.

Этот текст – не утверждение, а предположение. Не претендуя на окончательную правоту, я пытаюсь говорить о том, что волнует меня в связи с моей собственной жизнью.

Автор: Павел Федосов

Источник: http://rusbatya.ru

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика