Поиск
Искомое.ru

Других нет!

Истории разные — но их объединяет то, что в обоих случаях главные герои не хотели признаваться себе в том, что они не идеальны. Не хотели допускать мысли, что им стоит меняться — и меняться к лучшему.

Дорогие женщины! Существует такой исторический анекдот. Однажды руководитель Союза писателей пришел к главе нашего государства, чтобы пожаловаться на своих подопечных. Будто бы кто-то выпивает, кто-то безобразничает на личном фронте, кто-то плетет интриги против своих коллег — словом, никакого сладу с ними нет, и контролировать всех этих творческих личностей невозможно. На что генеральный секретарь, подумав, ответил: «Других писателей у меня для Вас нет».

Конечно, из этого случая можно вывести мораль, которая пригодилась бы многим управленцам: про то, что истинный талант заключается в умении добиваться целей с тем коллективом, который есть, и что идеальных условий не бывает. Но меня сегодня интересует другой аспект: насколько необходимо менять людей, с которыми мы имеем дело в жизни, и готовы ли мы при этом меняться сами? Может быть, описанная выше формула применима и к личной жизни, и каждый должен мириться с тем, что ему досталось?

Как часто нам приходилось слышать что-нибудь вроде «Я такая, какая есть, и меняться не собираюсь!» или «Я себе таким нравлюсь, а если кого-то это не устраивает — до свидания!». Как правило, нас раздражают такие высказывания — они демонстрируют нежелание идти на компромиссы и мирно решать проблемы. Но давайте задумаемся: не ведем ли мы себя точно так же, просто называя свою защиту другими словами? Мы можем оправдывать своё нежелание меняться тем, что «не видим в этом проблемы» или к нам «придираются зазря». А можем просто воспринимать любую попытку намекнуть на непорядок как агрессию. В любом случае, в основе поведения лежит один и тот же защитный механизм, который не позволяет нам признавать свои недостатки: неприятие отдельных наших недостатков мы воспринимаем как неприятие всей нашей личности.

И это естественно — каждый защищает границы собственной личности. Все отстаивают неприкосновенность своего характера и восприятия собственного «я». Бывает сложно посмотреть на себя со стороны и понять, что действительно делаешь что-то не вполне нормальное. Иногда это проявляется в мелочах, но нерешенные мелкие проблемы имеют свойство накапливаться и в конце концов обрушиваться лавиной на тех, кто долго отказывался от самокритики и простейшей рефлексии.

Один мой приятель всегда отличался некоторой небрежностью в быту. Творческий человек — не писатель, правда, но музыкант — он равнодушно относился к разбросанной повсюду одежде, прятал носки под кроватью и копил в раковине залежи грязной посуды. Дама его сердца, за которой он долго и старательно ухаживал, иногда заходила к нему в гости, приходила в ужас и наводила порядок, но, как вы понимаете, порядок сохраняется только там, где его поддерживают, а из прочих мест тут же сбегает.

На большинстве других уровней у них всё было замечательно. Обсуждались перспективы создания семьи и совместной жизни, но тема чистоты не давала девушке покоя. Она справедливо полагала, что полностью посвятить себя дому в ближайшие годы ей не удастся по финансовым причинам, да и желания становиться домохозяйкой у неё пока не было. Но и жить в квартире, где в качестве домашнего животного под потолком на кухне прописан паук Герман, в углу комнаты можно найти пыльный ботинок, а на дверной ручке уже полгода висит одна и та же футболка, ей не хотелось. Конечно, она всячески намекала, что будущему благоверному тоже неплохо было бы переменить свои привычки и начать заботиться о порядке.

Будущий благоверный намеки игнорировал, а когда дело дошло до серьезных разговоров начистоту, наотрез отказался подписываться на участие в бытовых делах. «Ты не понимаешь, — делился он со мной тогда, — это же часть моей натуры, я не могу по-другому! Я с детства привык жить именно так, и по-другому не смогу!». Как именно упорядочивание одежды, отсутствие пыли и небольшая самодисциплина могут навредить его внутреннему миру, он не мог объяснить ни мне, ни своей девушке.

Один трудный разговор вёл к другому тяжелому, тяжелый разговор заканчивался смутными обидами. Обиды приводили к ссорам, ссоры перерастали в размолвки. Закончилось всё, как говорится, немного предсказуемо — спустя пару месяцев от былой идиллии, нарушаемой редкими милыми недоразумениями, не осталось и следа. Он решил, что ей дурацкая чистота в доме важнее, чем он сам со всем своим внутренним миром. Она решила, что если он не может совершить даже такое малое усилие, то вряд ли чего хорошего стоит ждать в дальнейшем. На том и расстались. А ведь она была готова даже смириться с Германом!

Наблюдая такие случаи, понимаешь, что гендерные стереотипы возникают совсем не на пустом месте. И здесь я хочу вспомнить другой случай из жизни, связанный на этот раз с моей подругой. Взрослая и самостоятельная девушка, которая встретила во всех отношениях приятного взрослого и самостоятельного мужчину. После соответствующего приличиям периода знакомства, ухаживаний и взаимного узнавания они решили связать свои судьбы. И всё было бы замечательно, если бы не один нюанс, который моя подруга никогда и не скрывала, считая его чем-то вроде милой особенности.

Она была эмоциональна. Как все женщины, в целом более чувствительные и подверженные влиянию эмоций, чем мы, мужчины. И, возможно, даже чуть сильнее, чем большинство прочих женщин. Легко выходила из себя — на работе и в дружеских дискуссиях. Легко, повинуясь мимолетным эмоциям, обижалась. Так же легко и по-детски радовалась и восхищалась. Возможно, ей нравился образ воздушной и эмоционально подвижной барышни, у которой все чувства сразу находят выход и ярко проявляются — что-то вроде некоторых персонажей ранней Одри Хепбёрн. Возможно, именно такой она была от природы. А может быть, в ней сочетались оба варианта — именно эта гипотеза мне кажется наиболее точной.

Как бы там ни было, муж её оказался человеком в меру эмоциональным. Не чопорным, не занудой — просто он не был склонен ярко проявлять свои чувства по отношению к чему бы то ни было. И ей это нравилось — вместе они смотрелись контрастно, к тому же её забавляло его обычно сосредоточенное выражение лица и скупые проявления эмоций. К тому же ей было интересно заставлять его выходить из обычного состояния и проявлять то, что внутри. Например, обижаться, чтобы он сбивчиво извинялся, не понимая, в чём виноват, и говорил приятные вещи, которых обычно звучало не так много, как хотелось бы.

По прошествии какого-то времени он начал уставать. Казалось бы, ничего особенного — просто яркая во всех своих проявлениях женщина. Но она была яркой во всём — и в радости, и в печали. Она могла впасть в раздражение из-за любого пустяка или обидеться на любое слово — в зависимости от настроения. Будучи человеком рассудительным, он просил её не бросаться в омут негатива, а немного сдерживаться и обдумывать — а стоит ли оно того, есть ли на самом деле повод. Как вы уже догадались, эти просьбы не вызвали большого энтузиазма.

Она привыкла к тому, что её принимают именно такой — семья (что вполне логично), друзья (которые, конечно, проводят с ней гораздо меньше времени, чем муж), коллеги (которым, возможно, немного трудно, но нет особого выбора). К тому же это вполне соответствовало её представлениям о себе, её восприятию собственного образа. И на каждую попытку договориться о примате разума над чувствами она реагировала как на посягательство на основы собственной личности. Впрочем, ей помогло общение с подругами — добившись от них признания в том, что им тоже бывает с ней нелегко, она пережила небольшой психологический кризис и всерьез задумалась над тем, что, возможно, муж-то прав. Собственно, эта история пока не закончилась — будем надеяться, всё у наших персонажей в итоге сложится позитивно.

Истории разные — но их объединяет то, что в обоих случаях главные герои не хотели признаваться себе в том, что они не идеальны. Не хотели допускать мысли, что им стоит меняться — и меняться к лучшему. Наверняка большинство из нас считает свою самооценку совершенно адекватной и правильной — и бывает тяжело принять тот факт, что у нас есть какие-то недостатки, которые объективно мешают и нам, и другим людям. Даже тем, кто прекрасно к нам относится и любит нас всей душой.

Безусловно, есть вещи, которые изменить очень трудно или почти невозможно. Аллергика вряд ли можно заставить жить в одном помещении с кошкой, любитель группы «Руки вверх», скорее всего, не сможет в полной мере разделить удовольствие от прослушивания записей Pink Floyd, а поклонница чувствительных мелодрам не станет восхищаться фильмом про зомби. Но ведь мы, скорее всего, и не станем связывать свою судьбу с теми, кто настолько не разделяет наши вкусы. Важно определиться, действительно ли особенность, которая не дает покоя близкому человеку, вредна или бесполезна сама по себе. А затем понять, можно ли изменить эту часть себя — постепенно, с помощью партнера, бережно относясь к себе и помня о том, что это нужно и нам тоже.

В конце концов, любые отношения — это взаимное влияние. И помогая друг другу избавляться от досадных недостатков, мы в конечном счете действуем в наших общих интересах. Ведь союз двух людей, в отличие от Союза писателей, состоит из тех, кто имеет единые цели и руководствуется одними и теми же ценностями. Так что пусть осознание собственного несовершенства вдохновляет нас на развитие, а близкие всегда поддерживают нас в этом!

 

Автор: Артём Полесьев

Источник: Матроны.ру

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика