Поиск
Искомое.ru

Духовное значение Великой Победы

 

В 1945 году Светлый праздник Христова Воскресения — Пасха пришелся на 6 мая, день празднования памяти святого великомученика Георгия Победоносца. Акт о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил был подписан 9 мая в 00 ч. 43 мин. по московскому времени в Берлине. Это событие произошло ровно в середине Светлой Пасхальной седмицы. В этом году День Победы также празднуется на Светлой Пасхальной седмице.

День Победы 9 Мая был и остается, пожалуй, единственным праздником, объединяющим практически весь народ, всех жителей нашей страны. Причин этому много. Попробуем перечислить хотя бы несколько.

Первое. Простой психологический закон, верный для каждого человека, верен и для огромных национальных общностей — без побед, хотя бы маленьких, у человека нет и не может быть нормальной жизни, смутна перспектива, опускаются руки, не верится в будущее.

Народам тоже нужны победы. Это не обязательно победы в войне, важны и мирные успехи, достижения. Но способность защитить себя и своих близких, отстоять дорогое и важное, все то, что хочет отнять враг, придает сил и уверенности, сообщает мощный импульс развития. Недаром послевоенный морально-­эмоциональный подъем сопровождался всплеском экономическим, социальным. Люди стали больше ценить то, что имеют. Пусть это ценное заключалось в совсем, по нынешним меркам, немногом: крыше над головой, возможности трудиться на благо семьи и общества, победе над постоянной угрозой голода. А еще в ярком и остром ощущении завершения войны, пришедшего ей на смену мира, в чувстве свободы от опасности иноземного гнета. Как нам сегодня нужны победы! Не милитаристские, избави Бог, нет, мирные и добрые, но обязательно победы. Залогом того, что они еще нас ждут, служат торжества 9 Мая.

Второе. Вспоминая Победу, мы обязательно вспоминаем тех, кто не дожил до святого дня, отдал жизнь за других. Победа велика, потому что и война была великой. Велика по продолжительности, задействованным силам и ресурсам, велика по жертвам, принесенным на алтарь Отечества нашим народом. Расхожая цифра потерь, оцениваемая в 20 миллионов жизней, не умещается в голове. Вообще все, что выходит за пределы десятков и сотен, представимо только математикам, живущим в мире чисел, да и то это представление абстрактное. Двадцать миллионов погибших, умерших от голода и болезней, с каждым, с любым из которых связаны плач и слезы, горе детей, жен и родителей, это — не вместится в ум никакого математика.

Только Бог, Который выше всякого исчисления, и Который посылает душу в мир и принимает ее отсюда, заключая в Свои отеческие объятия, может вместить все. И не только вместить, но и придать всему смысл, даже страданиям, даже немыслимым нашему уму жертвам.

Наконец, третье, и, пожалуй, для верующих — самое важное. Парадоксально, но война — самое страшное и кровавое дело на земле — обретает религиозный смысл в любви. Война и любовь — что может быть противоположнее по значению? И, тем не менее, Церковь с древних пор усваивает подвигу воинов ­защитников Отечества качества этой высшей христианской добродетели. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15, 13). Очень известная фраза наводит нас на размышления не только о подвигах воина, но и о качествах нашей собственной любви — слабой, вялой, малоподвижной, не способной на жертву, но склонной к ожиданию жертв со стороны предмета любви, к благодушному самолюбованию, и часто даже на своем эмоциональном пике ищущая привилегий лишь для себя.

Любовь воина, простая, мужественная, жертвенная, полная самоограничения и ничего не требующая взамен, кажется на этом фоне отблеском иного, высшего мира.

Но не только воинам дается возможность проявить во время войны высшие христианские качества. Лозунг тыла — «Все для фронта, все для Победы» требовал всецелой самоотдачи от всего народа. Сегодня многие говорят, что огромный вклад в достижение Победы был внесен заключенными. Это правда. Но правда и то, что каждый житель СССР потрудился сначала для перелома ситуации в нашу пользу, потом и для того, чтобы наши войска в третий раз в отечественной истории взяли Берлин (1760-1813-1945 гг.).

Война безнравственна по своей природе, но она дает возможность проявить нравственные качества. Нравственная высота нашего народа проявлялась в той любви, которая, по мысли святителя Иоанна Златоуста, отличает настоящего христианина от просто хорошего человека, а именно в любви к врагам. Эта любовь не была декларативной, не выражалась в лозунгах и пустых словах. Известно множество случаев, когда пленным немцам люди, сами от них пострадавшие, отдавали совсем не лишний кусок хлеба, когда ухаживали за ранеными врагами, спасали их от гибели.

Спасали верующие и тех, кто гнал их, насмехался над ними в годы репрессий против Церкви. Так, протоиерей Владимир Душук, служивший в местечке Кореличи под Новогрудком (Белоруссия), когда после прихода немцев в 1941 году арестовали активистов-комсомольцев, спас их от расстрела, а спустя сутки и его самого арестовали. По ходатайству местных интеллигентов перед комендантом он был отпущен. Комсомольцы, пришедшие к батюшке с благодарностью за спасение, сознались, что пять раз приходили убить священника, но всегда что-то мешало сделать это втайне.

Помогали, конечно, не только врагам, но и просто людям, попавшим под каток гитлеровской машины уничтожения. На проповедях в церкви отец Владимир требовал от прихожан не участвовать в грабежах евреев, сгоняемых в гетто. Верующие скрытно собирали продукты и переправляли их узникам в гетто.

Русский священник протоиерей Серафим Баторевич во время немецкой оккупации Варшавы добился разрешения на посещение лагерей советских военнопленных, где проповедовал слово Божие, напутствовал умирающих и окормлял всех желающих, утешая и наставляя их. Тайно от немцев записывал их имена и места жительства родственников, чтобы при возможности сообщить родственникам о судьбе страдальцев. Таким образом, им был составлен список из нескольких тысяч человек.

Вера помогала выжить в страшных обстоятельствах, человек, прошедший с верой войну, уже не мог с ней расстаться. «Надежда всегда меня окрыляла, — говорит протоиерей Димитрий Хмель, служивший в годы войны в артиллерии. — Часто попадал в боях в такие ситуации, что трудно было выжить, но я выживал — и шел дальше целый и невредимый. Я чувствовал над собой промыслительную десницу Божию. Все время молился. У меня была иконка святителя Николая Чудотворца, которую я пронес через всю войну и вернулся с нею домой».

Он же свидетельствует, что «на войне трудно остаться атеистом. Что там человек чувствует над собой Промысл Божий, который охраняет его даже в те моменты, когда выжить, казалось бы, невозможно».

Таких примеров тысячи. Все они свидетельствуют о духовном значении войны, победы, о том, что годы тяжелейших испытаний были не напрасны.

Из войны страна вышла изменившейся. СССР 1945 года был непохож на предвоенный. Открылись многие храмы, практически прекратилась оголтелая атеистическая пропаганда, были выпущены из заключения некоторые иерархи, Церкви было позволено опять иметь Патриарха, открылись Духовные школы. Священниками стали фронтовики, которых нельзя было заставить отказаться от памяти о пережитом и о реальной и несомненной помощи Божией на войне.

Победа оказалась не только военной, но и духовной. Закономерно, что, разгромив внешнего врага, наш народ заслужил победу, хотя и половинчатую, далеко неполную, но все же победу над врагом внутренним — лютым атеизмом, загнавшим Церковь в подполье, а теперь вдруг отступившим, давшим «слабину».

И хотя ситуация оставалась тяжелой и впереди были хрущевские гонения, та победа позволила церковному организму не только выжить, но и укрепиться. Тем, что в нашей Церкви существует преемственность, непрерывность церковной миссии от дореволюционных годов и до лет нового церковного возрождения, наступивших после падения богоборческого режима, мы обязаны Великой Победе, выстраданной, вымоленной и завоеванной предками, положившими жизнь за народ и за нас с вами, их потомков.

Автор: Протоиерей Михаил Дудко

Источник: http://www.slavianka.com 

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика