Поиск
Искомое.ru

Двое – одна плоть или много – коммуналка?

Kid-ThroneВсе ради детей? Или ради мужа? Или ради жены? Ради кого создается семья и кто в ней главный — муж, жена или ребенок? Семья — это единый организм или коммунальная квартира?

Вопреки расхожему мнению, главная цель христианского брака — вовсе не деторождение, а создание малой церкви. Церковь — собрание верующих, община. Дети в этой общине могут и не появиться, но от этого семья не перестанет быть семьёй. Современные люди, в том числе и многие христиане, говоря о семье, соглашаются скорее с ницшеанским принципом: «Мужчина для женщины средство; целью бывает всегда ребенок». Это началось далеко не сегодня: история христианства — это ещё и история очень трудного преодоления ветхозаветных и языческих представлений о жизни (здесь надо сказать, что несчастный немецкий философ Фридрих Ницше, говоря о преодолении человека сверхчеловеке, на деле аппелировал к более низким формам человеческого самосознания, чем те, что предлагает христианство). Увы, различные христианские конфессии веками шли на поводу у такого представления о семье, например, допуская развод по причине бесплодия одного из супругов.

И вот мы имеем сегодня детоцентричную семью.

Заметим, чаще это семья, в которой именно женщина, мать детей решает, где центр, а где периферия. И общество соглашается с этой ситуацией, возлагая на жену-мать гораздо меньше ответственности за сохранение семьи, чем на мужа-отца. «Я сделала это ради ребёнка» — так современная женщина может объяснить чуть ли не любой поступок, в том числе уход от мужа к более состоятельному мужчине. «Женщина спит с тем, кто может обеспечить её ребёнка» — именно так объяснила мне ситуацию одна знакомая. Добавим: и решает, чем и именно и в каких объёмах должен быть обеспечен ребёнок, тоже практически исключительно женщина.

Мы как-то запросто соглашаемся, что ребёнок — это прежде всего её ребёнок. А мужчина — лишь «средство». Средство, на котором лежит ответственность.

Увы, такому представлению о семье часто противопоставляется извращённое представление о семье патриархальной — когда мужчина из заботливого и по-настоящему отвественного мужа и отца превращается в самодура-рабовладельца. Но такой «патриархат» — тоже явление нехристианское. Впрочем, залог прочности даже нехристианской семьи — одинаковые представления о ней обоих супругов. Нас же интересует семья как сообщество друзей и единоверцев, целью которой не может являться ни кто-то из супругов сам по себе, ни дети сами по себе, а единство в вере и дружба в настоящем смысле этого слова — средства для осуществления христианских идеалов.

Нынче очень популярна мысль, выдаваемая за некую мудрость, что дружба между мужчиной и женщиной невозможна. Что ж, дерзну заявить: настоящая любовь между мужчиной и женщиной невозможна без дружбы.

Но что мы тут и там можем наблюдать сегодня? Дружба в отношениях мужчины и женщины часто даже не рассматривается, как нечто желательное — в особенности не рассматривается она современной женщиной. Мужчина при завязывании с женщиной отношений гораздо чаще склонен рассказывать ей о своих интересах, даже пытается вовлечь её в какие-то свои занятия. Именно с этого и начинается обычная дружба между людьми. Увы, многие женщины всё это просто терпят — или ради своей влюблённости, или потому, что «средство» кажется подходящим для достижения цели. Поначалу женщина изображает интерес к жизненным устремлениям и увлечениям мужчины, внимательно и якобы сочувственно слушает его разговоры, что называется, «смотрит ему в рот» («Любого парня можно купить на это», — сказала уже другая моя знакомая), может перенять какие-то внешние атрибуты его убеждений (например, если мужчина — вегетарианец, женщина может на какое-то время, чтобы ему больше понравиться, перестать есть мясо, хотя ей самой проблема неоправданного насилия по отношению к животным безразлична). Мужчина со своей стороны действительно с большой охотой принимает такое поведение женщины, как должное — проявляя тем самым не просто неосмотрительность, а именно безответственность: получается, что не вглядываясь в свою избранницу достаточно внимательно, он подсознательно ищет прежде всего послушную прислугу и поклонницу, а не близкого по духу человека.

Любая настоящая дружба — труд, побуждение себя к заинтересованности в другом человеке. При отсутствии дружбы люди создают семью, но каждый из супругов так и остаётся один, вступая в брак ради собственных мечтаний. Если люди так и не научаются обоюдному интересу друг к дружке (а не к своим представлениям о том, как должно быть и кто что кому должен), они превращаются в предъявителей претензий. Конечно, если в такой семье появляются дети, то они страдают вместе с родителями и даже больше родителей, к тому же безвинно.

Ницше немного недодумал: если кто-то (а это вообще-то может быть не только женщина, но и мужчина) внутренне или внешне декларирует, что для него цель семейной жизни — ребёнок, то на самом деле и ребёнок тут является только средством, а цель — удовлетворение родительского инстинкта. И это мироощущение получает в обществе своё развитие — семья-то, как таковая, становится уже не нужна: женщины рожают детей «для себя», не вступая в брак и не впуская в свой мир отцов своих детей (вспомните героиню Лии Ахеджаковой в фильме «Гараж» — образ весьма типичный), мужчины тоже находят выходы, хотя и реже – например, пользуются услугами суррогатных матерей. Дети, ничего ещё не знающие о жизни и беззащитные, в этой ситуации вызывают особенное сочувствие.

Итак, если рассматривать нормальную семью в простом, житейском плане, то в основе её лежит дружба между супругами — и, как следствие, потом между родителями и детьми (что вовсе не отменяет необходимой иерархии). Здесь ни в коем случае не провозглашаются принципы «всё ради детей», «всё ради мужа» или «всё ради жены». Здесь всё ради всех. Никто из членов семьи не должен чувствовать себя придатком к остальным, «средством».

Но это только земная основа для нормальных семейных отношений. А ведь, как и всё в этом мире, в полном смысле этого слова семья — это семья христианская, малая церковь. Значит, по-настоящему принцип «всё ради всех» может сработать, только когда он вытекает из принципа «всё ради Бога». Полагаю, здесь уместно вспомнить и ответ Господа Иисуса Христа на вопрос, какая наибольшая заповедь: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию, и всем разумением твоим. Сия есть первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобная ей: Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22:37-39).

На то, что оба супруга должны быть членами Церкви, есть немало указаний в Священном Писании. В Ветхом Завете представителям народа Божия строго запрещалось вступать в браки с иноплеменниками именно по причинам религиозного характера — все иноплеменники были язычниками, не знающими Единого Бога. В Новом Завете это же правило подтверждается для христиан апостолом Павлом — единственное исключение делается для тех, кто уверовал в Христа уже после вступления в брак (в случае, если второй супруг не уверовал, брак всё-таки признаётся действительным). Такую строгость хорошо объясняет св. Амвросий Медиоланский: «Если самый брак должен быть освящаем покровом и благословением священническим: то, как может быть брак там, где нет согласия веры».

Но в нашем современном обществе это стало неочевидным даже для многих церковных людей. И это понятно — ведь даже большинство церковных людей у нас воспитаны обществом светским. Светское общество — это ведь не обязательно общество неверующих, это общество, где вера — это «что-то глубоко личное». «Как человек верит, не важно, важно, как он поступает» — это пренебрежение внутренним миром человека, а вовсе не уважение к этому самому миру. Эту фразу можно перевести так: «Мне всё равно, кто ты и каков ты, главное — что я от тебя могу поиметь».

Современный человек, как правило, полагает, что для создания семьи вовсе не обязательно, чтобы у жениха и невесты было согласие веры — «главное, чтобы была любовь». Но в светском обществе слово «любовь» понимается очень по-разному. Надо ли говорить, что даже при внешней церковности супругов, если на деле оказывается, что у каждого из них «своя личная» вера, то в критических случаях они не могут обратиться к общим для них авторитетам — и каждый поступает «от ветра головы своея»? Если в вопросе веры (вообще-то главном для человека) люди не могут договориться, если их брак не ради Бога, то как они скажут о вере своим детям? А вот так же, как сами понимают — с позиций светского гуманизма.

Да, хотя дети для христиан — не цель создания семьи, воспитание их сопряжено с великой ответственностью. Мужчина и женщина, согласные в вере, любящие друг друга, интересные друг другу, способны с Божьей помощью создать настоящую семью. Именно такую, которая и нужна ребёнку — не подобие коммунальной квартиры, где есть мама-руководитель и папа-инструмент или папа-император и мама-прислуга. Двое — одна плоть. Вот такие двое и нужны ребёнку.

Автор: Игорь Лунев

Источник: http://rusbatya.ru

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика