Поиск
Искомое.ru

Эффективна ли церковная жизнь для решения личностных проблем?

molitva5-e1427931087851Иногда придя в православие люди часто надеются не только встретить Бога, но и справиться с какими-то своими недугами, болезнями, личностными проблемами, пагубными пристрастиями. Ведь совершенно логично искать исцеления именно в Церкви.

И у многих людей, даже по прочтении евангельских сюжетов, может сложиться впечатление — это и есть первостепенная задача в христианстве — стать другим. В переводе «покаяние» — перемена ума. И это уже многое. Но, увы, еще не всё.

Со времен Христа мир полон рассказов о том, как человек уверовал и исцелился. Как из человека с помощью Божией выходят скажем, «бесы» пьянства, блуда, тщеславия. И люди очень надеются справиться со своими личностными проблемами лишь «правильной» церковной жизнью. Я не буду выделять физическое здоровье как неосознанный мотив прихода к вере — хотя, возможно, среди тех, кого исцелил Христос, были и те, кто изменил свою жизнь кардинально и продолжил путь спасения.

Чтобы исцелить душу, «обожиться», стать лучше, чище, люди продолжают обращаться к православной традиции. И это вроде бы и правильно, и нормально. Но, на мой взгляд, парадокс заключается в том, что с позиции веры этот путь был бы логичен, когда бы не становился автономной самоцелью.

Вера — это отношения с Богом, это дорога, по которой идет человек рядом с Ним, идет, полностью доверяя свою жизнь. Но, признаемся, нас иногда весьма заботит то, что у Бога по отношению к нам — на десятом месте. Возможно, Его бы устроило, если бы например наше ночное «гортанобесие» было последним грехом в нашем списке. А человеку принципиально начать именно с него, так этот недуг ему просто мешает жить, как болячка. Скольких женщин беспокоит эта ночная страсть, от которой нарастают лишние килограммы. А сколь мешает курение! И тут человеку может быть сложно помочь лишь силами церковной традиции. Ведь христианская максима «люби Бога и делай, что хочешь», понимаемая с рассуждением, с одной стороны, привлекает, но с другой — не может помочь избавиться от конкретной личностной проблемы, которая, да, по совместительству может оказаться грехом.

Но когда такой благородный порыв преобразиться становится самодостаточной идеей (в которой Богу отводится роль помощника по борьбе с этой проблемой), он становится бесперспективен и с позиции веры, и с позиции реальных достижений. Ведь, с позиции веры, как только человек начнет чувствовать успешность развития — к нему прилипнут гордыня и самодовольство — и ощущение, что это его заслуга. Более того, классическая установка иная — чем больше «развиваемся», тем больше грехов замечаем, и тем в большей «работе» и помощи Божией нуждаемся .

Вот часто в социальных сетях у православных людей в разделе «цели» так и написано — «духовное совершенствование». Мне всегда сложно понять, какой смысл люди вкладывают в эти слова. Возможно, это еще одно направление развития — «духовное». Часто человек, сам того не осознавая, считает своим долгом «саморазвиваться» — или «бежать, чтобы не стоять на месте». Кто-то развивает тело, кто-то — душу. Это одно из направлений. Кто-то просто недоволен собой и хочет соответствовать своему идеальному образу.

Так вот, мне кажется, что сама по себе эта задача, поставленная как самоцель, — бесперспективна. Особенно в рамках православного вероучения. Потому что в православии — это дорога изнутри — вовне, от сердца — наружу, а не наоборот. Там сначала — полюби Бога всем сердцем, иди за Ним, а потом уже меняйся, преображайся и твори Его волю с Его помощью. Потому что творить милостыню, выстаивать службы, читать молитвы, даже делать добрые дела можно, и не прибегая к внутренним изменениям. И часто внешнее напряжение в какой-то сфере забирает силы из другой. И тогда человек, помогая ближним, может жестоко обходиться с дальними, любя «своих» — «праведно ненавидеть чужих». Ведь ненависть невозможно внешним образом убрать. Ее можно лишь заменить, вытеснить своими силами. А отогреть, победить — только Божией любовью, ощущением присутствия Бога в своей жизни.

А вот с позиции реальных достижений самосовершенствование в рамках церковной жизни оказывается тоже задачей едва выполнимой. Сколько людей жалуется, что вот давно в Церкви — а как страдали каким-то пороком, страстью, так и страдают, ну или один грех заменили другим. И список на исповеди никак не меняется с годами. Но, казалось бы, это ж ничего — грехи смиряют. Оно-то так, если не рассматривать их с самой мирской точки зрения — как проблему. Или — не унывай, Бог ждет. Он — да, безусловно. А ждет ли время, ждут ли ближние наших запоздавших перемен, ждет ли их наше здоровье, в конце концов?

Увы, сложно найти в Церкви механизмы, помогающие совершенствовать свою душу, кроме молитвы и поста. Здесь хотелось бы привести слова священника и психолога Андрея Лоргуса: «Цели, ценность и пути становления христианской личности намечены с исчерпывающей цельностью христианским учением, но на многочисленные вопросы «как» — ответов, как правило, мало или их нет вовсе…Часто (но не всегда) психология своей практикой отвечает на вопрос «как»… Как часто пастырь, признавая своё незнание (негласно), дает совет «поститься и молиться», в надежде на то, что Господь Сам вразумит, наставит и научит. Притом что и сам, и пасомый знают, к чему нужно стремиться, но «как» это осуществить, часто не знают даже самые опытные пастыри».

Молитва умная для современного горожанина или даже многодетной матери — задача архисложная. Пост в отрыве от молитвы является часто источником раздражения и поводом для осуждения других. Тогда — что же делать?

Ведь очиститься от страстей, исцелиться, как раз и является самым сложным и непосильным человеку одному. Потому как это предполагает усиленную и долгую, а иногда и безуспешную работу над собой в соработничестве с Богом. И иногда это у людей действительно получается. В их жизни открывается новый смысл, другое измерение, другой ракурс оценки собственных несовершенств. Господь, силы, которые Он дает, доверие Ему, Таинства, усилия воли в меру — всё это действительно преображает человека. Идя этим путем, некоторые даже достигают святости или непорочной жизни.

Но ведь бывает, что человек приходит в Церковь и застревает в развитии, буксует. Вроде внешне все исполняет и совершенствуется в этом — а поведение его не меняется, те страсти, которые беспокоили, — те и беспокоят. И его это может совсем не устраивать. И он начинает относиться к этому как к одной из проблем, не просто мешающих жить ему, но и изрядно портящих жизнь ближних.

Или человек гневливый — его самого может сильно беспокоить его частая вспыльчивость, но в рамках церковной жизни он так может и не суметь ее преодолеть. Семья будет изнывать, соседи шептаться: «Так орет, а еще в церковь ходит». И то же самое и с унынием, с депрессией.

Друзья могут ему посоветовать обратиться к восточным приемам — айкидо, дыхание по йоге. Предложить занятия спортом, добавление позитива в жизнь. Уже даже гастроэнтерологи могут рекомендовать людям обратиться к психотерапевтическим техникам. Но для церковного человека это будет выглядеть как предательство. Как путь решения «в обход», почему-то. При этом никакого исцеления в широком смысле слова не происходит, но и ладно! Зато происходит посильное улучшение качества жизни своего — и ближних. Человек учиться решать личностные проблемы, приобретая определенные навыки, отрабатывая ходы мысли и продолжая жить церковной жизнью.

Часто церковным людям мешает в этом духовный максимализм. Вот есть люди, которые отказываются «верить в физиологию», то есть считают, что можно экспериментировать с аскетикой, как угодно, мол, «дух победит плоть». А на практике — злоупотребляют телесностью как одним из средств на пути спасения, что не проходит бесследно для психики и душевных проявлений. Вот недоспит человек три часа и будет унывать, а другой — рвать и метать от нервного перевозбуждения.

Есть люди, которые вместо лекарств пьют святую воду. А еще больше церковных людей, ожидающих быстрых «результатов», «плодов» от церковной жизни. Они считают, что проблемы их характера, поведения, проблемы психики, их страсти, наконец, могут вылечить лишь в Церкви. И как раз эти люди, причем пребывающие не один год в ней, сталкиваются с неэффективностью церковной жизни в ракурсе «борьбы с проблемами», пусть и душевными.

Нередко вижу, что некоторые люди в Церкви живут, глядя в прошлое. Причем прошлое, как правило, болезненно исключающее XX век из ряда вписывающихся в общий контекст истории православия. Все наработки этого века и в области богословия, и антропологии, и психологии пока еще с огромным трудом вписываются в обычную церковную практику. Конфликт науки и веры сейчас с большим трудом преодолевается новопришедшими в храм. Ведь гораздо проще отбросить все непонятное, сложное и превратить всё вокруг в один большой храм, лишив мир его многообразия и красок, а заодно вызовов и вопросов.

Но именно этот унитарный подход ничего не дает ни на пути к Богу, ни на пути к избавлению от недугов. Церковь, как и Бог, не способны, да и не обязаны решать все стоящие на нашем пути проблемы, для этого есть соответствующие профессионалы и специалисты. Преодолеть же эту двойственность, увы, оказывается под силу лишь немногим верующим.


Автор: Настя М.
Источник: http://www.matrony.ru

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика