Поиск
Искомое.ru

ФОРМУЛА СЕМЬИ Из опыта семейной жизни. Галкины

58-51На страницах нашего журнала многодетные родители рассказывают о себе и своих детях, делятся опытом. В этом номере мы представляем семью Галкиных.

Алексей Владимирович, 50 лет, инженер

Ирина Олеговна, 45 лет, педагог-психолог, социолог семейного профиля

27 лет в браке

Дети:
Алексей, 25 лет, логист, выпускник Академии водного транспорта

Дарья, 23 года, студентка 4-го курса МГУТУ
им. Разумовского, факультет дизайна

Александра, 21 год, студентка 3-го курса МГУТУ
им. Разумовского, факультет технологии виноделия

Даниил, 19 лет, студент 2-го курса Академии водного транспорта, факультет эксплуатации флота

Стефания, 11 лет, ученица 5-го класса школы № 1987

 

Алексей Владимирович:

– Много лет назад я поехал в гости со своими знакомыми. Дверь открылась, я вошел в квартиру и увидел Ирину. Я подумал, что с этой девушкой хочу провести всю жизнь. Уже через полгода мы поженились.

Какие сложности были в первые годы брака? Даже не знаю, что сказать… Надо с женой посоветоваться. Для меня сложностей не было. Может, за давностью лет все забылось. Мне кажется, у нас все хорошо было, мы даже не ссорились. Ну, были, наверное, какие-то проблемы, но я на них и внимания не обращал. Для меня все шло хорошо: создал семью, работал, потом дети пошли. Я сразу, еще когда женился, хотел троих детей. Но вообще ничего не планировал; будет меньше – хорошо, будет больше – еще лучше. Страхов таких, как сейчас люди испытывают, у меня не было: что не сможем прокормить и тому подобное. Я всегда знал, что смогу заработать на семью, что жена всегда рядом, она поможет. А потом, знаете, как говорят: где пятеро прокормятся, там и шестому кусок найдется.

Я помню, как в первый раз отвозил Ирину в роддом. Пять утра, она меня будит, говорит: началось. Я бегом на улицу, там ни одной машины нет. Едет какое-то одинокое такси, я его останавливаю, говорю: брат, жена рожает! Он: да я пассажира везу! Тот человек выходит, говорит: мне уже недалеко, я пешком дойду, езжайте в роддом. Ну, поехали. Приехали в один роддом – он закрыт на ремонт. В другой – он новый, только что открылся, там приняли. Родила благополучно. Мы с тестем через пару дней пошли ее навещать. Зашли в кафе, посидели. У меня сразу хорошие отношения сложились с родителями Иры. Мы быстро общий язык нашли.

Воспитанием детей в основном занималась жена. Со мной советовалась, когда сама не могла справиться. Посидим, подумаем, она расскажет, в чем проблема, я выскажу свое мнение. Иногда приходится настоять на своем – когда мне кажется, например, что Ирина использует слишком жесткий подход. Хотя дети считают строгим меня. Ну, неудивительно – меня всегда использовали как тяжелую артиллерию: когда все доводы исчерпаны, обращаются к папе, и он должен сказать свое веское слово. Слова обычно хватало, до рукоприкладства дело не доходило. Отец пришел, сказал, все поняли. Наверное, мать создала такой авторитет отца в семье.

Мужчина должен быть надежным. Чтобы жена и дети были уверены, что на отца можно опереться – к нему в любой момент можно прийти, он всегда поможет. А жена должна быть мужу лучшим другом. Влюбленность со временем проходит, но взаимопонимание должно оставаться до конца. Если муж и жена не наладят теплых отношений, ничего у них не получится. Жену и свой дом я считаю тихой гаванью, где тебя всегда поймут, всегда примут. Вот я вечером прихожу домой, жена и дети меня встречают, накрывают к моему приходу стол – они без меня ужинать не садятся. И мы садимся за стол все вместе, за ужином рассказываем друг другу, как прошел день. Иногда по выходным всей семьей ходим в ресторан – просто так, без повода, устроить себе маленький праздник. В зоопарк вместе ходим, в театры выбираемся, на концерты – иногда всей семьей, иногда только вдвоем с женой. Хотя если идем вдвоем, это не значит, что мы от детей устали. Десять лет жили вшестером в однокомнатной квартире, но дети нам никогда не мешали.

Окружающие к нам относились по-разному. Были и такие, кто говорил: «Зачем плодить нищету?» Но в основном говорили: «Вы молодцы». Я не афишировал, что мы многодетные, но когда люди узнавали, восхищались.

Что точно хорошо в многодетной семье – в ней веселее. Когда ребенок не один, это всегда лучше. Я в одной книге читал такую историю. Погибают сыновья у русской матери и у чеченской. Для каждой матери это горе. Но у русской был один сын, а у чеченской – еще десять. Которой из них легче это горе пережить?.. Я часто думаю, что когда нас с Ирой уже не будет, наши дети будут вместе, и им будет легче.

Ирина Олеговна:

– Мы с Алексеем познакомились у меня дома. Ко мне в гости приехала сестра с другом. В Алексее я сразу ощутила опору, он был очень надежный. В первые годы нашей семейной жизни все было на нем, даже когда я в магазин выходила, он говорил мне, что купить, – сама не могла сориентироваться. Я очень благодарна мужу за понимание, любовь, за то, что я действительно замужем – «за мужем». Он добытчик, он хозяин, все держится на нем. Я могу назвать себя и счастливой женой, и счастливой мамой.

Самым сложным было наладить взаимоотношения со свекровью. Мы сначала жили у мужа, свекровь ревновала. В наших семьях были разные традиции, свекрови это не нравилось. Но потом мы с ней очень подружились. Поводом к сближению стало рождение ребенка. Она помогала мне, мы вместе воспитывали первенца. Оказалось, что у нас много общего, почти одинаковые взгляды на жизнь. Потом я многому у нее научилась.

В воспитании детей очень важно достичь взаимопонимания с мужем. Иногда мы с Алексеем после работы встречаемся в кафе, я рассказываю ему, что вот такая у нас ситуация, советуемся, что делать. Отец и мать должны быть едины, разногласия между родителями очень дурно влияют на детей. Кто кнутом, кто пряником – главное, чтобы в одном ключе. Если папа сказал, значит, так должно быть. Когда дети видят это единство, у них возникает уважение к старшему поколению. Сейчас во многих семьях уважение к папе-маме отсутствует, молодое поколение уже как инопланетяне. Данины друзья удивляются: как это мама у тебя в друзьях ВКонтакте, вся молодежь с ней общается. А просто нужно воспитывать детей в доверии к родителям. Дети должны видеть, что родители их понимают. Стоит почаще вспоминать себя в этом возрасте. У меня есть знакомый, который свою дочку постоянно тюкает: не делай то, не делай это! Я спрашиваю: зачем? А он говорит: я был шалопаем, не хочу, чтобы и она стала. Но ведь если так воспитывать, она как раз такой и станет! Научится хитрить, врать. Дети обязательно должны доверять родителям.

Я всегда говорила детям, что вранье, воровство и наглость – это самое плохое. Детки иногда и хитрят, но я им показываю, как это мне больно и обидно. Несколько дней молчу, не разговариваю, и они понимают – что-то не так. Подходят, просят прощения. Иногда бывает, что мы все вместе садимся за чашкой чая и обговариваем – что произошло и как мы можем это исправить. Такой общий семейный совет.

У нас с Даней была проблема, когда он учился на первом курсе. Он почувствовал свободу, перестал учиться, не ходил на лекции. Тогда мы собрались с остальными детьми и решили, что первую сессию будем сдавать вместе с ним. То есть я в буквальном смысле сидела с ним дома над учебниками, ходила вместе с ним в институт на зачеты и экзамены. Мы дома смеялись, что у меня будет третье высшее образование, физико-математическое. Даня сначала бунтовал: я тогда вообще не пойду в институт! Но мы ему объяснили, что это не унижение, а помощь. Старший брат с ним об этом беседовал, сестры. Даня понял, согласился и следующую сессию уже сдавал сам. Я думаю, это все было оттого, что мы рано отдали его в школу, в 6 лет. Все-таки ребенок должен созреть для учебы. Вот старшая дочка из-за болезни пошла в школу в 8 лет – она прекрасно училась, ответственно, старательно. С ней проблем вообще не было, она была самостоятельной. А с Даней мы допустили ошибку.

Мне очень приятно, что мои дети дружные, охотно помогают мне в работе. Я работаю в организации «Семья ХХI века», мы занимаемся многодетными, малоимущими семьями, детками с ограниченными возможностями. Даша у нас ведет молодежное движение, Данила руководит танцевальной студией – у него малыши. Они занимаются волонтерством, в приютах выступают, объединяют соседских детишек. Когда новые дети приходят, всех принимают с радостью – у них нет высокомерного отношения ни к кому, они не делят детей на своих и чужих.

Конечно, и в нашей семье была детская ревность. В подростковом возрасте каждому казалось, что другого любят больше. Когда Сашенька болела – все, ты любишь только Сашу. Я разобрала с ними эту ситуацию на примере пяти пальцев. Какой пальчик важнее – этот или этот? Сегодня этот пальчик порезался, я ему больше внимания уделяю. На этот можно колечко надеть, а на этом колечко смотрится нелепо, зато без него ложку не удержишь. Двух бесед было достаточно – со своей ревностью они справились.

Ребенок – это Божий дар, и у меня в голове не укладывается, как можно сравнивать его с материальным благополучием. Господь делает подарок, как можно его оценивать? Мы жили в однокомнатной квартире много лет, но у нас никогда не возникало вопроса – рожать или не рожать. У нас всегда были гости, друзья, детские праздники – наши дети не чувствовали себя ущемленными. Потом по молитвам нам дали большую квартиру. Не лукавя, могу сказать, что когда мы туда переехали, дети говорили, что на старой было лучше. Хоть мы и спали все в одной комнате, но никто не раздражался, наоборот – все были сплоченнее. А когда переехали, началось: не трогай мои вещи, не заходи в мою комнату!.. Мы над этим работали. Я им показывала, что они в любой момент могут ко мне зайти, поговорить, взять мою вещь (но потом положить на место). У детей не должно развиваться ярко выраженного собственничества.

В 90-е годы было тяжело, но наши финансовые проблемы детей не касались. Мы не заостряли на этом их внимание, все решали с мужем сами. Да, мы чего-то не могли себе позволить, но пытались это компенсировать. Наши дети никогда не чувствовали себя ущемленными.

Сейчас вокруг нас много многодетных семей. У нас дом такой, здесь давали квартиры многодетным. А когда жили в однокомнатной, там у соседей были один-два ребенка, но к нам все относились с пониманием. У нас детки и в музыкальную школу ходили, и танцами занимались, то есть мы не были асоциальной семьей, и всем было приятно это видеть. Негатива я не ощущала. Только со стороны чиновничьего аппарата: вот, нарожали, а мы тут вам должны. Все остальные по-доброму относились.

Общение братьев и сестер дает им бесценный опыт любви. Я очень часто слышу от других детей: везет вам, есть с кем поиграть, пообщаться. Наш дом всегда открыт, много молодежи бывает. К нам в гости как-то приходила одноклассница Стеши, она потом сказала: «Хоть бы один день побыть Стешей, как ее любят братья и сестры, сколько к ней внимания. А я всегда одна». Мы с детьми посоветовались, и они пригласили эту девочку побыть один день Стешей. Сходили с ней в кафе, погуляли, поиграли – она была такая счастливая!

Автор: Берсенева А. А.
Источник: http://www.vinograd.su/Журнал: №2 (58) 2014 г.

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика