Поиск
Искомое.ru

Как не воспитать маменькиного сынка?

Есть много едва уловимых моментов, которые не бросаются в глаза, но которые играют очень большую роль в том, что в просторечии называют зомбированием. Этими приемами в совершенстве владеют матери маменькиных сынков, интуитивно используя их в нужном месте и в нужное время.


Начнем с того, что у среднестатистического мужчины связь с матерью более тесная, чем у среднестатистической женщины. Объясняется это различием психики двух полов: женщины ориентированы на создание собственной семьи, а у большинства мужчин такого выраженного стремления нет. Плюс еще огромное количество семей, в которых из родителей одна мать. И в этом смысле все мужчины в какой-то степени маменькины сынки. Если говорить о патологической зависимости сына от матери, то, конечно, не каждый первый мужчина попадает в число МС. Для того чтобы мальчик вырос маменькиным сынком, нужна определенная обстановка, в которой он воспитывается.

Уже говорилось о том, что маменькиных сынков взращивают женщины, неудовлетворенные личной жизнью. В большинстве таких семей отцы либо отсутствуют по разным причинам, либо присутствуют номинально, будучи задвинуты женами на самый дальний план. У таких женщин не бывает хороших мужей, какого мужа ей ни дай, он будет плохим, потому что она воспитана своей матерью в презрении и ненависти к мужчинам. Более того, матери маменькиных сынков в большинстве случав представляют собой личностей инфантильных, эмоционально незрелых, подверженных истерикам. Несмотря на то, что многие из них внешне выглядят как бой-бабы, на самом деле они не уверены в себе, страшно боятся трудностей, и им необходима опора в жизни. Такой опорой для себя они делают сына, которого воспитывают под себя, делают из него такого мужчину, которого хотели бы видеть рядом с собой – слабовольного, безропотно исполняющего все прихоти, безгранично ей преданного, который не уйдет «к другой».

Быть матерью маменькиного сынка – это не просто ревновать его ко всем женщинам или бесконечно баловать. В воспитании МС самое главное – создать у мальчика психологическую зависимость от себя. В этом деле огромную роль играют не столько слова, сколько некий эмоциональный посыл, читаемый в поступках и интонациях послания: «Ты – никто, ты ничего не можешь, ты ничего не умеешь, ты ничтожество. Только я знаю, что для тебя лучше. Спасти тебя могу только я». И как продолжение – «Мне так трудно с тобой! Ты отнимаешь у меня столько сил! Из-за тебя я лишена многих благ!» Впрочем, некоторые мамаши озвучивают это прямым текстом. Любимая песня таких матерей: «Я из-за тебя темну ночь не досыпала, сладок кус не доедала». Так, последовательно ребенку даются две установки: «ты неудачник» и «ты мне должен за то, что я столько с тобой вожусь». Это «должен» распространяется на очень многие сферы жизни: ты должен мне за то, что я столько тратила на тебя. Ты должен мне за то, что я посвятила свою жизнь тебе. Ты должен мне потому, что я – твоя мать. Перед сыном ставится сверхзадача – став взрослым, не создавать собственную семью и не жить своей полноценной жизнью, а «помогать», т. е. жить для матери.

Нередко это требование долга оборачивается в отвратительный шантаж: если вдруг по каким-то причинам сын отказывается исполнять очередное «хочу» матери, она начинает разыгрывать смертельное оскорбление, перестает отвечать на звонки, держится подчеркнуто холодно с сыном. Если же сын еще ребенок, то она вполне может произнести роковую, травмирующую психику ребенка фразу: «Ты плохой, я тебя не люблю!», вынуждая испуганного отторжением мальчика доказывать ей, что он достоин ее любви. И на протяжении всей своей жизни мать будет изощряться в капризах, каждый раз проверяя, все так же предан ли ей сын.

Мальчики, выросшие под гнетом таких установок, на самом деле очень плохо приспособлены к жизни. Они тяжело адаптируются в новой обстановке, им тяжело найти себе друзей, они не способны принимать решения, когда речь заходит о выборе. Они не уверены в себе, им тяжело общаться, часто они сторонятся общества и больших компаний, потому что уютно чувствуют себя только рядом с матерью. Отсюда как следствие – круг их знакомств ограничивается мамиными подругами. 30-летние мужчины комфортно чувствуют себя только в компании 50-60 летних тетушек, а, оказавшись среди ровесников, уходят в раковину.

Одновременно мать прививает мальчику презрительное и недоверительное отношение к девочкам. «Ведешь себя, как девчонка», «Ты смотри, девки – они хитрые, только и ждут, чтобы захомутать», «Да все они одинаковые». Так усваивается установка: «Девочки – это плохо, им нельзя доверять». В результате у маменькиных сынков не складываются отношения с противоположным полом. Все девушки в их глазах «не такие», «недостойные».

Есть много едва уловимых моментов, которые не бросаются в глаза, но которые играют очень большую роль в том, что в просторечии называют зомбированием. Этими приемами в совершенстве владеют матери маменькиных сынков, интуитивно используя их в нужном месте и в нужное время.

Мы не разделимы. О себе и сыне мать говорит исключительно «мы»: «мы с тобой», «мы с Васей», «мы хотим», «мы решили». Она не разделяет себя и сына на отдельных самостоятельных личностей, только «мы», подобно тому, как молодые мамочки говорят о себе и своем младенце «мы»: мы поспали, мы поиграли, мы покушали. Для МС на всю жизнь останется: «мы» – о себе с мамой, и «они» – обо всех прочих, включая жену, если таковая вдруг появится.

Мамочка рядом! Куда бы сын ни направился, мать постарается если уж не присутствовать рядом, то по максимуму создать ощущение своего присутствия: она устроится на работу в тот детский сад, куда устроит сына, следом за ним переместится в школу, а то и в институт. Она будет приезжать к нему в общежитие со своими кастрюльками и лоточками, спать он будет на домашней постельке. А если сыночку угораздит жениться, то мать в лепешку расшибется, лишь бы молодые жили на ее площади. Если же жена умудрится перетащить мужа на независимую территорию, то очень скоро в прихожей появятся мамины тапочки, в ванной – мамина зубная щетка, в шкафу – мамин халатик, и на кухне – мамины кастрюльки. Повсюду молодую семью будут сопровождать мамины вещи: салфеточки, вилочки, коврики, тарелочки. Задача такой свекрови – заполонить собой как можно больше пространства вокруг сына, сделать так, чтобы он дышал мамой, а все остальные женщины казались бы ему ничего не значащими.

Никто, кроме меня. Забота, подчеркнутая забота – конек сынковой маменьки. Она лично будет по утрам выбирать сыну носочки и трусики, мимоходом завяжет ему шнурочки, смахнет несуществующую пыль с пиджачка – даже если сын собирается не в детский сад, а на работу. У такой матери, как правило, идеальный порядок в доме, а ее сын обожает комфорт, но сам наводить его не хочет – это должны делать другие.

Я тебя спасу! Мать гарантирует сыну 100% защиту от всех неприятностей. Что бы ни выкинуло чадушко, она никому не позволит сказать плохо о нем, а в произошедшем обвинит других. Она встанет в контрпозицию по отношению к сыну только в одном случае: если вдруг он вздумает перечить матери и делать что-то без ее благословения. Это самый верный способ воспитать безответственность. Взрослые МС сохраняют привычку прятаться за спины других людей и перекладывать на них вину за свои действия.

Этими действиями и множеством других ухищрений мать создает такую степень близости между собой и сыном, что их отношения переходят уже в иное качество, которое некоторые психологи именуют психологическим браком. То есть сын начинает играть в жизни матери роль мужа, а мать в жизни сына – роль жены, уже подключаются отношения не мать-сын, а женщина-мужчина. Они даже могут вести общение на уровне заигрывания, кокетства, ухаживания. Со стороны это смотрится, конечно, отвратительно, но паре кажется, что ничего такого не происходит, а мать может даже гордиться: вот какого любящего сына воспитала! Любую кандидатку в невестки мать будет воспринимать как «другую женщину», покушающуюся на ее личное счастье. Сын может тоже ревновать мать к потенциальным женихам и не даст матери устроить личную жизнь, если вдруг такой вариант появится. Впрочем, сама мать не очень-то будет к этому стремиться – им обоим слишком хорошо вместе. Так зачем же что-то ломать?

Подобные союзы всегда строятся на обоюдной зависимости: в них равно как сын зависим от матери, так и мать эмоционально зависима от сына. Он получает от нее мудрое руководство, защиту и налаженный быт, она от него – одобрение, восхищение и поддержку своего эго. Расцепить этот симбиоз практически невозможно, зачастую он не заканчивается даже после смерти одного из его участников – оставшийся в живых посвящает себя хранению памяти усопшего.

Таким образом, если женщина не хочет воспитать маменькиного сынка, то ей следует поступать от противного:

- В детстве позволить мальчику психологически отделиться от себя и настраивать его на то, что, став взрослым, он создаст собственную семью: между любовью и зависимостью нет ничего общего.

- Всячески поощрять в мальчике самостоятельность, ответственность за свои поступки.

- Не превозносить свой материнский подвиг – да, быть матерью тяжело, но тем не менее этот подвиг относится к разряду обычных: все матери не спят по ночам, переживают за детей и жертвуют ради них личным благополучием.

- Не внушать сыну, что смысл его жизни в помощи матери, в возврате некоего долга. Этот долг в принципе вернуть невозможно, неправомерно требовать от детей такой же жертвы, которую приносят ради них родители. Дети должны прожить собственную жизнь и вырастить своих детей, а не становиться рабами своих матерей.

И, наконец, по возможности вести свою активную личную жизнь, иметь, кроме ребенка, другие интересы, а лучше всего – выйти замуж.

 

Автор: Лилия Малахова 

Источник: Матроны.ру

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика