Поиск
Искомое.ru

Как я попала на край света


Вы когда-нибудь чувствовали себя просроченной колбасой? Нет, правда. Словно ваш срок годности давно истек, и всем окружающим надо непременно поскорее вас сбагрить с рук хоть кому. Главное чтобы не лежала на витрине. Примерно то же самое ощущает свежеиспеченная незамужняя выпускница регентской школы. В глазах обывателей на ней поставлен жирный крест: годы учебы прошли напрасно, ведь она так и не нашла себе никакого мужа!

И понеслась… Каждый православный доброхот спешит осчастливить несчастную знакомством со своим холостым внуком/братом/соседом: «Ведь тебе уже 22, возраст критический, нечего привередничать!» Ну и подумаешь, что брату под 40, сосед пьяница, а внук явно со странностями, но ведь так можно и старой девой остаться, так что бери что дают и смиряйся. Так и в Библии написано – жена чадородием спасется, нечего в девках ходить!

Таким атакам я подвергалась регулярно. Относилась к ним философски, мол, судьба и за печкой найдет, если надо. Доброхоты сердились, называли меня сумасшедшей и крутили пальцем у виска.

После семинарии я работала псаломщиком в храме и помогала организовывать второй международный съезд православной молодежи. Об этом проекте и о том, как он изменил мою жизнь я как-нибудь непременно напишу отдельно, а пока ограничимся информацией, что на мне лежала организация сводного хора из почти 80-ти участников со всего света. Памятуя библейскую истину что в своем отечестве пророка нет, я отправила запрос руководителю зарубежной делегации, чтобы он поскреб по сусеками в поисках местного умельца.

На мое счастье поиск увенчался успехом, и я была осчастливлена заветным е-мейлом некого регента Владимира. Причем ехал он к нам ни откуда-нибудь, а из самой что ни на есть Австралии.

До этого я про Австралию знала лишь то, что там живут несчастные люди-дикари, вечно жарко, прыгают кенгуру и сладко спят коалы. И что люди там ходят вверх ногами, а вода в раковине закручивается в другую сторону, то ли слева-направо то ли справа налево… В общем, не так, как принято у порядочных людей. За границей я дальше Украины не была ни разу и искренне соболезновала тем несчастным, что живут вдали от Родины. Бедные люди! Ни тебе березок, ни селедки, ни Хрюши со Степашкой перед сном. Жуть просто!

Так вот. Владимира я в свою очередь осчастливила известием о том, что ему предстоит на второй день после прилета проводить службу в честь тезоименитства правящего архиерея. Так началась наша переписка. Из автобуса, привезшего прямо из Домодедово зарубежную делегацию, я торжественно встречала своего австралийского коллегу огромной кипой нот, взъерошенным видом а-ля Бонифаций и вымученной улыбкой после трехдневного бессонного марафона перед начало большого проекта. Владимир как-то странно на меня посмотрел после того как я представилась (как потом выяснилось для зарубежника регент – это такая солидная дама в летах, а не девочка в футболке с Винни-Пухом), окинул печально внушительную стопку папок и понял, что спокойная жизнь закончилась в самолете.

Предчувствия его не обманули! Все последующие три недели нас носило по странам, городам и весям, мы пели везде где только можно и нельзя, спали в автобусах в обнимку с камертоном, и только за три дня до окончания съезда поняли, что нас объединяет не только работа. Мы стали хорошими друзьями которым было комфортно в компании друг друга, у нас оказалось много общего в характерах и взглядах на жизнь, и все бы было хорошо, да паспорт у него оказался не того цвета. А значит, как в том мультике про Карлсона, он улетел…

А я стала городской сумасшедшей, ведь только ленивый не высказывал мне, что Ассоль уже не в моде, и стоило столько лет убегать от личной жизни, чтобы потом влюбится в призрака. Но мне было все равно. Потому что я знала, как выглядит человек, с которым я смогу иметь детей в будущем и жить долго и счастливо. Потому что до этого брак представлялся мне эдаким трудовым договором вроде «ты мне фамилию, штамп и часть зарплаты, а я тебе стираю носки и варю борщ». Любовь – вообще штука не православная: вон в книжках отцы предостерегают, что браки заключенные по страсти, – это ого-го как плохо. Так что ближе к рубежу детородного возраста заключу такой договор с каким-нибудь братом/соседом/внуком и успокою бедных обывателей… И только молилась, чтобы по возможности мне было с этим «контрактником» хоть чуточку также спокойно и комфортно, как с этим человеком…

Но хитрый Владимир прервал мои глобальные планы своей смской «выходи за меня» прямо за пять минут до начала всенощной на Преображение. Думать было некогда, пора было давать тон на «Аминь!», так что я быстренько согласилась и пошла вести службу. Это было через две недели после его отлета. А еще через два месяца мы обручились. Еще через два обвенчались уже в Австралии. Сейчас я воспитываю двоих шкодных но симпатичных погодок и одного роскошного рыжего кота. И знаете что? За три с половиной года я ни разу не пожалела о том, что согласилась.

Так что если кто-то будет на вас давить и говорить что надо бы замуж сходить, так положено и нечего ждать заморских принцев, гоните их в шею. Ибо каждому суждены их собственные «Алые паруса». А если кто не поверит смело посылайте их ко мне!

 

Автор: Aнна Бигдан 

Источник: Матроны.ру

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика