Поиск
Искомое.ru

Княгиня, монахиня и просто красавица

tumblr_n5u6m9wKFn1rbnirbo1_500-e1401433832722Молодая княжна, в 13 лет ставшая супругой великого князя Московского, героя, освободителя, святого — пример для подражания или хотя бы мечтаний многих девочек. Оклеветанная вдова, тайная подвижница, истощенная монахиня — и это тоже все о ней. Княгиня Евдокия, в монашестве Евфросинья, супруга князя Дмитрия Донского, мать пятерых сыновей и трех дочерей. Продолжательница дела своего мужа, благоустроительница, заботливая и любящая (недаром «Евдокия» означает «благоволение»).  Изумительная, типичная и нестандартная одновременно древнерусская княгиня.

Евдокия родилась у суздальского князя Дмитрия и его супруги Марфы в 1353 году. В какой-то момент Дмитрий решил променять Суздаль на более выгодный и почетный владимирский престол, но, уступив силе пришедшего под стены города московского князя, вернулся в свою вотчину. Тем не менее именно эта попытка изменила судьбу не только его семьи, но, возможно, и всей страны — именно тогда молоденький пятнадцатилетний московский князь, тезка суздальского правителя, увидел девочку Евдокию — и пропал. Несмотря на только что имевшие место быть политические разногласия, родители не стали превращать жизнь детей в шекспировский сюжет, и 18 января 1366 года Коломна встречала торжественный и пышный свадебный поезд московского князя Дмитрия и суздальской княжны Евдокии.

Коломна станет любимым местом новой московской княгини, именно по ее распоряжению здесь начнется строительство Успенского собора и чудесных деревянных теремов-чертогов, расписных, с золотыми башенками. Этой красоте будет суждено сгинуть в зареве московского пожара, устроенного Тохтамышем, а вот частично обновленный Кремль, в котором по просьбе все той же княгини начинают появляться каменные палаты, устоит не только перед татарами, но и перед литовскими набегами.

Всего пять лет прошло после свадьбы, и Дмитрий был вынужден ехать в Орду, спорить за ярлык на великое княжение с тверским князем. Московский правитель вернулся из этой поездки победителем, но только Господь знает, скольких седых волос стоило это мероприятие его супруге. А дальше было еще страшнее: в 1383 году снова предстояло отправиться в Орду, к нечеловечески озлобленному и нетерпимому хану Тохтамышу. Прикинув политические риски, супруги посылают туда не самого князя, а его старшего сына и наследника, тринадцатилетнего княжича Василия.

Мальчик останется в Орде как заложник на два долгих года — и это будут годы непрестанной, ежеминутной тревоги его матери. Только молитва и поддержка святителя Алексия и преподобного Сергия, крестного отца отрока Василия, помогала женщине — как в первую поездку мужа, так и теперь, в годы заточения сына. Они же молились вместе с княгиней и в страшном и торжественном 1380 году, когда князь Дмитрий уехал на Куликовскую битву, откуда он вернется едва живой, израненный, но с победой. Именно тогда в московском Кремле появляется храм в честь Рождества Богородицы, построенный княгиней Евдокией в честь этой победы.

Княжеской семье не удалось отпраздновать даже серебряную свадьбу: Дмитрий скончался в 1389 году, так и не оправившись от всех потрясений и бед, причиненных ему и его землям татарскими нашествиями. Евдокия остается одна, посвящает себя заботам о детях, о храмах и их благоустройству. Так, из Нижнего Новгорода в Москву приглашен иконописец Феофан Грек, расписавший Архангельский собор и великокняжескую усыпальницу, создавший образ Богоматери Донской. Феофан Грек прибыл в столицу вместе со своим коллегой и товарищей Симеоном Черным. Княгиня радушно встречала гостей, стремилась поддержать их разговором, во всем помочь и приветить.

По Москве поползли разговоры — мол, княжеская вдова не хранит свою честь, а завела роман с одним из приезжих богомазов. Естественно, никто из детей Евдокии не поверил в эти наветы, но, тем не менее, между сыном Юрием и матерью состоялся разговор, в ходе которого княгиня вдруг просто молча сняла с себя все верхние платья и рубахи. Потрясенный мужчина увидел, что тело княгини иссушено не только постами, но и тяжелыми, буквально въевшимися в плоть веригами, которые Евдокия надела на себя после смерти любимого супруга. Разгоревшись праведным гневом, Юрий хотел как-то повлиять на народные домыслы, но мать сказала ему такие слова: «Кто любит Христа, тот должен сносить клевету и благодарить за нее Бога».

Наступил 1395 год. Со дня Куликовской битвы прошло пятнадцать лет, Орда решила вернуть себе былое влияние — к Москве подходил Тамерлан. Великий князь Василий, не понаслышке знакомый с тем, что такое татарская немилость, решил дать хану достойный отпор, больше не допустить его на родные земли. По совету Евдокии из Владимира в Москву была принесена чудотворная икона Владимирской Божьей Матери. И 26 августа княжеское семейство, митрополит, духовенство, бояре и простой люд с торжественным молебном встретили образ на Кучковом поле. В это самое время Тамерлану было сонное видение: ему явилась «Светозарная Жена» в окружении множества воинов в сияющих доспехах, потребовав оставить русскую землю. Тамерлан, посоветовавшись со своими мудрецами и наставниками, предпочел повернуть войска и удалиться в свои земли, чем связываться с русскими, у которых такая защита.

В 1407 году княгиня Евдокия удостоилась предсказания о своей скорой кончине из уст самого архангела Михаила. Понимая, что больше откладывать незачем, женщина решила принять иноческий постриг, чего хотела уже многие годы. День ее пострига ознаменовался чудом исцеления. В ту ночь княгиня явилась во сне одному слепому нищему и пообещала исцелить его на следующий день. Обрадованный слепец ждал ее у стен обители. Когда княгиня проходила мимо него, нищий попросил ее об обещанном исцелении. Максимально незаметно, Евдокия опустила слепцу на глаза широкий рукав своей рубашки, край которого нищий поймал и с верой отер им свои глаза, моментально прозрев. По преданию, одним этим исцелением дело не закончилось: в день пострига Евдокии вернули себе здоровье 30 человек.

И вот 17 мая 1407 года княгиня Евдокия становится инокиней Евфросинией. Это имя означает «радость» — и, как никакое другое, подходит этой святой, которая хоть и изнуряла себя постами, молитвами и веригами, но всегда и во всем находила силы для радости, улыбки, радушия и доброго слова.

Монахиня Евфросиния недолго прожила на этом свете: она скончалась уже через два месяца, 7 июля, на 54-м году жизни. Погребение святого тела прошло при огромном скоплении народа буквально в фундаменте заложенного ею через три дня после пострига каменного храма Воскресения Христова. Там, являя множество чудес, мощи княгини находились вплоть до 1929 года, а потом, в годы советских треволнений, смешались с другими захоронениями. В 1907 году Кремль праздновал 500-летие со дня кончины преподобной княгини, и это событие вызвало не только интерес, но и новую волну почитания Евдокии-Евфросинии. Несмотря на то, что сейчас мощи святой трудно идентифицировать доподлинно, порой к ее останкам в великокняжеской и царской усыпальнице Архангельского собора Кремля случаются настоящие паломничества.

***

День преподобной благоверной княгини Евдокии, в монашестве Евфросинии, празднуется 30 мая. В этот день у меня день рождения, и я очень хочу чувствовать эту связующую ниточку между седой древностью и самым современным сегодняшним днем, которую уже шесть веков неустанно протягивает эта святая, супруга одного из самых героических русских князей.

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика