Поиск
Искомое.ru

Кто такие священники? Материальная сторона жизни священников

скачанные файлыПравославные священники в условиях нового экономического порядка живут гораздо беднее, чем раньше, — в советское время они действительно жили в завидном материальном достатке. Церквей было мало, они не восстанавливались, почти никогда не ремонтировались.

Священников тоже было мало, а прихожан на один приход гораздо больше, чем сейчас. Среди священства в то время было много таких, которые рассматривали свое служение как ремесло, ведь бизнеса в стране не существовало, а хорошо жить хотелось. Да и достойному пробиться в священники через кордон уполномоченных по делам религий было очень сложно… Кому не встречались люди, воспринимающие священника как хронического попрошайку. В связи с этим вспоминается забавный эпизод. Как-то на автобусной остановке к нам с супругом подошел мужик, деловито вытащил из кармана десятку и стал ходить вокруг, что-то разыскивая. Не найдя то, что искал, он, показывая нам десятку, спросил: «А куда кидать?» В ответ на наше удивление воскликнул: «Как, у вас должен быть ящик!» Так вот, предупреждаю, если увидите в метро «попа» с ящиком, знайте: он не настоящий — в метро священники не стоят никогда! Все, кто там стоит с крестами и в рясах, — стопроцентные самозванцы. Как известно, в больших городах это целый бизнес, контролируемый преступными группировками, к Церкви он никакого отношения не имеет. К этому же «бизнесу» относятся и так называемые монахи, круглогодично подпирающие могучими спинами стены, например, Троице-Сергиевой Лавры и собирающие деньги якобы на нужды дальних монастырей.

С другой стороны, некоторые почему-то считают, что в Церкви все должно быть бесплатно. А чем должны кормить батюшки свои многодетные семьи, во что одевать и обувать детей, платить за квартиру, школу, транспорт? Какова же заработная плата современных священников, и существует ли она вообще?

Зарплата существует, но крайне мизерная — не больше, чем у врачей и учителей. А если в семье много детей и жена не работает, то уровень жизни может опуститься ниже, чем у любого рядового учителя и врача. Один мой знакомый священник, который служит в известном московском многоштатном храме (где много священников), рассказывал, что его жена всегда без денег. В кошельке у нее бывает максимум пятьсот рублей, и на питание они тратят в месяц примерно пять тысяч. И это по московским-то меркам. Единственное, что спасает от крайней нужды и нищеты, — добровольные пожертвования прихожан за требы: освящение квартир, машин, причащение больных. Эти деньги идут непосредственно священнику, на его личные нужды, если только прихожанин не оговаривает, что его пожертвование на храм, — тогда оно действительно идет на храм: утварь, облачения, стройку… Чем больше треб, тем легче жить семье.

На больших приходах финансами занимаются старосты, в светском понимании это кто-то вроде финансового директора. Есть священники, которые в финансовые дела даже не вникают, другие же, наоборот, дотошно контролируют своих старост. Староста на приходе — достаточно независимая фигура. Официально он выбирается приходским собранием. Зачастую старосту назначают свыше, то есть из Патриархии. Кстати, матушка не может быть старостой у мужа на приходе.

Сегодня особенно тяжело живется сельским батюшкам: храм в разрухе, прихожане — пенсионеры, считающие копейки до пенсии, надежда только на огород и пожертвования от спонсоров.

Хороший доход имеют настоятели больших богатых храмов — примерно как у бизнесмена средней руки. То есть на евроремонт в квартире, хорошую иномарку, дачу и регулярные поездки семьи в Турцию хватит вполне. У рядовых священников, в том числе и священников тех же богатых храмов, и настоятелей бедных храмов достаток средний, если не низкий, а таких на сегодняшний день большинство.

Вообще-то, священник человек подневольный и жаловаться ему особенно некуда. И поменять приход ему по своему желанию невозможно. В крайнем случае батюшка имеет право пожаловаться своему архиерею, но чаще всего терпи, смиряйся, и все тут. Да и не принято проситься на более выгодный приход по материальным соображениям. Священник служит не ради того, чтобы кормить семью! Хочешь кормить семью — иди на работу в миру… У нас был знакомый дьякон, который имел неосторожность просить своего архиерея о рукоположении в священники, так как дьяконского жалованья ему не хватает на содержание семьи. Что из этого получилось, нетрудно догадаться — священства он после этого так и не дождался.

Основной статьей расходов всех современных храмов в первую очередь являются отнюдь не зарплаты священнослужителям и работникам, а коммунальные платежи. Электроэнергия для современного прихода стоит столько же, сколько и для коммерческой организации. Если подсчитать средний доход среднего (не богатого) московского храма, то коммунальные платежи отнимают больше половины всех доходов. Например, если среднемесячный доход в храме составляет пятьдесят тысяч рублей, то «коммуналка» обходится в тридцать шесть тысяч. А еще зарплату нужно платить — бухгалтеру, сторожам, певчим, уборщицам и прочему рабочему люду…

Агрессивно настроенные против Церкви граждане думают, что Церковь проповедует абсолютное нестяжание, и потому священники должны ходить в рубище и лаптях, а жить, видимо, в коробке из-под телевизора. А уж иметь личный автомобиль — просто криминал, все равно что торговля наркотиками и оружием. Церковь никогда подобный бред не проповедовала. Вопрос в отношении к материальным ценностям, а не в их наличии. Никому не запрещено иметь приличную машину или хороший дом, или несколько приличных машин и несколько приличных домов, но целью жизни это не должно становиться ни при каких обстоятельствах. Привязываться душой к этому нельзя. Как говорил царь Давид (а он был далеко не бедный человек, по нашим меркам просто олигарх), богатство, аще течет, не прилепляйтесь сердцем.

Могут ли священники работать на светской работе или заниматься бизнесом? В России это не принято и не соответствует церковным правилам. К тому же в России батюшки заняты служением практически круглосуточно, в отличие от священников Русской Зарубежной Церкви. Почему? Так сложилось. Наверное, наша страна все еще остается православной, хотя порой в это уже верится с трудом. Священника, вдруг дерзнувшего заняться бизнесом, могут вызвать к правящему архиерею и поставить перед выбором: либо бизнес, либо священный сан. В России сохранилось пока почитание священства как особого благословенного дара, который не каждому дается.

Но видя священника на автомобиле, многие все же не преминут бросить в его адрес пару обличительных фраз типа:

— Что это вы, батюшка, на машине ездите, не положено по религии-то!

Или, глядя на старенькие «Жигули»:

— Разъездились тут попы на «Мерседесах»…

Для священника, как и для многих, автомобиль — это прежде всего средство передвижения, зачастую просто жизненно необходимое. Священнику постоянно приходится ездить по требам. Представляете, если на селе приход состоит из нескольких мелких деревень, стоящих друг от друга в десятках километров и не связанных между собой каким-либо сносным автобусным сообщением… Как передвигаться по такому приходу?

Один батюшка жил в такой глуши, где по приходу можно было проехать только на трех видах транспорта — военный «Урал», трактор «Беларусь» и народный «УАЗ». Из трех видов батюшка выбрал «УАЗик». А до местного архиерея, находящегося в пятистах километрах от батюшкиного прихода, доползли слухи, что батюшка-де хорошо зажил, на джипе разъезжает. Когда же архиерей удостоил этого батюшку своим посещением, то они вместе посмеялись, глядя на пресловутый «джип». А еще больше посмеялись, когда батюшка рассказал, как однажды к ним пожаловали бандиты из соседнего районного города. Приехали они, конечно, на импортных «уазиках», в народе называемых «джип широкий», но «джип широкий» сел по брюхо там, где наша народная техника легко проходит. Пришлось местному трактористу их выручать за ящик водки.

В городе машина тоже необходима. Взять, к примеру, московский микрорайон Ясенево, в котором у священника может быть в один день несколько треб в разных концах. Другие на дачу ездят, на работу, за покупками, детей в школу отвозят. Почему же если священник имеет машину, то это лучший повод перемыть ему кости? В некоторых епархиях архиереи даже запрещают священникам приобретать иномарки, дабы людей не соблазнять. Но всякий раз, садясь за руль, батюшка рискует лишиться сана, если собьет человека насмерть. И вот почему: по церковным канонам священник, совершивший невольное убийство, извергается из сана без права служения; сбивший человека, он, кроме возможного осуждения, личной трагедии и чувства вины, вне зависимости от своей вины, еще и понесет непоправимое церковное наказание.

Москвичей, как известно, испортил квартирный вопрос. Портит ли он священников? Скорее он портит им жизнь. А дело с ним обстоит в большинстве случаев скверно. Многим изначально выпадает жребий служить вдали от родного дома; в таком случае возникновение квартирного вопроса гарантировано. В отличие от армии, где офицерам всегда предоставляют жилье, пусть даже и неважного качества, Церковь жилье священникам не предоставляет вовсе, за редким исключением, когда у прихода имеется собственный церковный дом или квартира. Если церковный дом в плохом состоянии, семья священника вынуждена ремонтировать его за свой счет, при этом, сколько бы они этот дом ни отстраивали, собственностью семьи он никогда не станет, а останется церковным.

Одного нашего знакомого священника назначили на служение в одну из кубанских станиц. Если батюшку переведут на другой приход, то в этом доме поселится новоназначенный священник.

Единственный для священника путь оставить что-либо детям — это приобрести свою недвижимость, а не отстраивать церковную. Я знаю одного многодетного священника, который с матушкой и детьми много лет живет в невероятно стесненных условиях, при этом у них уже восемь детей и это, по всей видимости, для них не предел. Поистине подвиг… Когда я у них побывала в последний раз, то была сильно удручена окружающей обстановкой. Единственная жилая комната походила на армейскую казарму, всю сплошь заставленную железными двухъярусными кроватями, на которых лежали и сидели многочисленные дети. Под потолком – веревки с развешенными на них пеленками. Фанерная перегородка, отделяющая спальню от обеденного стола… Вот такой квартирный вопрос.

Источник: http://motovilovka-prav.church.ua

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика