Поиск
Искомое.ru

Матери vs дочери

Почему новая жизнь перестала восприниматься как нечто высшее, сакральное и радостное, почему ребенок – это в первую очередь проблемы и дискомфорт?

Нам старшие читают наставленья,
А мы в окно рассеянно глядим.
Не обожгись, твердят они, терпенье,
А мы, о, как обжечься мы хотим!
Мы с наслажденьем, мы с восторгом падаем, 
И синяки для нас, как ордена.
И только, много позже мы досадуем,
Что человеку жизнь одна дана.
Приходят к нам и мудрость, и терпение,
Не пьем, по капле цедим мы вино,
И юношам читаем наставления
А те…глядят рассеянно в окно.

Неизвестный автор

Увы, тема отцов и детей вечна. Каждое поколение будет переживать ее с индивидуальной остротой. Ее разновидность – проблемы в системе дочки-матери.  Хотя в целом существенных гендерных различий нет: мама\отец знает, как лучше, а дочь\сын хочет жить так, как считает нужным. Но отсутствие гармонии, которое уложилось в одну строку печатного текста, приводит к тяжелым людским драмам и конфликтам.

Не знаю, какое складывается впечатление у вас, но мне в самом деле кажется, что рожать стали больше. И не мигранты или жены олигархов.  Обычные женщины. У нас во дворе уже у троих стало по трое детей, у двоих – четверо. Наверно, в чем-то жизнь стала более стабильной, прогнозируемой, и это вселяет не столько страх за будущее детей, но и оставляет место чистой радости от появления нового члена семьи. И если мамы-папы воодушевленно подходят к рождению третьего и следующего ребенка, то бабушки-дедушки радуются гораздо меньше, они полны скепсиса, а порой откровенно негодуют на безалаберность и безответственность таких родителей.

О, эти вечные беспокойные малыши, которые то плачут, то куда-то лезут, то падают, то есть не хотят или, наоборот, наедятся песка из песочницы! «Будет мне покой в доме или нет?!» – часто слышала я, уводя из бабушкиной комнаты очередного шустрого внука. Соответственно имеем помноженные на количество детей болезни и прочие проблемы со здоровьем.  «Все! Раз один заболел, значит, они теперь все разболеются, из соплей не вылезете! – глаза закатываются, руки падают в изнеможении. – За что мне это на старости лет!». «Нет чтоб одного хорошо воспитать, так ты их вон сколько наплодила! Когда ты за ними успеешь углядеть! Вырастут непонятно кем!». Ну и коронный упрек: «Раз денег у вас мало, зачем еще одного родили!?» Наверно, это многие слышали. Если не слышали, то чувствовали все эти невысказанные претензии, витающие в воздухе.

К сожалению, я не знаю рецептов, как эту проблему преодолеть легко и безболезненно. И думаю, вообще никто не знает.   Эта проблема из числа тех, через которые нам дано  укреплять терпение, всяческое обуздывание языка и, конечно, умножать любовь. И каждый раз искать новые подходы и ключи. Скажу честно, у меня все это получалось и получается плохо. И от этого «плохо» страдают все: я, мама, дети.

Но кроме эмоционального дискомфорта, мне не дает покоя вопрос: почему мы такие разные и почему эта разность нас так ссорит? Я постепенно пришла к идее, что ребенок не должен быть один в семье. Во многом на меня повлияла моя вера. Но ведь есть немало невоцерковленных многодетных семей.  Значит, причина разлада не только в религиозном взгляде на жизнь. Почему новая жизнь перестала восприниматься как нечто высшее, сакральное и радостное, почему ребенок – это в первую очередь проблемы и дискомфорт?

Давайте попробуем проанализировать, почему наши мамы «другие», вспомнив то время, когда они жили и формировались их характеры. Сначала посмотрим с бытовой стороны.

Чаще всего наши родители – это послевоенные дети. Тяжелое время для страны и для людей. Страну может возродить только долгий, упорный труд максимального числа граждан. Жизнь трудная, очень трудная, не располагающая к сантиментам. В 3 месяца новорожденный отдавался в ясли, а молодая (в самом деле молодая, ведь рожали первенцев в 20-25 лет) мама выходила на работу. Без трепета и сюсюканья. И отношение к детям было несколько иное: это не столько цветы жизни, и уж совсем не Божье благословение, а все сплошь будущие строители коммунизма. И хоть за детей ратовали, но с каких-то совсем недетских позиций, а из социально-политических соображений.

Но в целом жизнь простой семьи – это, конечно, не лозунги, а насущные проблемы и их решение.  Детей надо элементарно прокормить. Потом одеть. Благо обучение бесплатное. Все это идет на фоне бедности или, скажем, финансовой ограниченности. И хоть дети еще малы, но постепенно впитывают примат материальной стороны. А если параллельно не воспитывается духовная сторона, то легко скатиться и укрепиться в рассуждениях: «Пусть будет один, но у него все будет». Да и вообще всеобщая трудность бытия тоже прочно запечатлевается в сознании – «детей растить сложно». Трудность жизни усугублялась еще и неотлаженной системой медицинского обеспечения, особенно в деревнях и селах. А отсюда достаточно высокий уровень детской смертности (во время войны и после).

Чтобы этого не допустить, конечно же, детей старались беречь. «Все лучшее детям!» – лозунг дошедший и до детства людей 70-80-х годов рожденья, но в 50-60-е годы он звучал намного острее и актуальнее. И чаще всего его можно было увидеть в детских садах. Но детский сад, как и ясли, – заведение казенное, с заботливыми, но неродными руками.  Кстати, обращает внимание и то, что на многих плакатах советских времен ребенок чаще изображен с доброй учительницей ил воспитателем, или старшим товарищем, чем с мамой. Я веду к тому, что хоть семья и поддерживалась, но именно как ячейка общества, а не как что-то сокровенное, сакральное, жизненно и духовно важное.

Растить детей всегда непросто, даже в век памперсов, молочных смесей и мультиков. Не будем идеализировать человеческую натуру: труда и сложностей всегда хочется избежать.  В частности, избежать либо деторождения, либо последующих проблем.  У Л.Н. Толстого в «Анне Карениной» одна из крестьянок, встреченных Долли, говорит, что у нее была одна дочь, да (с облегчением) Бог развязал. Период молодости наших мам совпал пусть с негласным, но с одобрительным отношением к абортам. Рождение ребенка в 40 лет воспринималось с возмущением и остракизмом, куда большим, чем многочисленные аборты в молодости. А раз не порицается, значит, ничего страшного в этом нет. И даже если внутренняя борьба и идет, никто в ней не поддержит, а наоборот скажут: молодец, потом еще одного родишь, если сильно надо будет. Так исподволь, вкрадчиво обесценивалась жизнь будущих и потенциальных детей (а потом и внуков).

И тут еще важна такая характерная черта советского общества – а что скажут другие. Эти «другие» участвовали во всех аспектах жизни, и в первую очередь в морально-этических. А морально-этические столбы уже и так подпилили: богатство жизни с духовным поиском заменили «способом существования белковых тел» (я думаю это определение со школьных времен многие еще помнят). «Белковые тела» легко подчинить, заставить оглядываться и не вылезать из шеренги. Многодетная мать всегда на виду и на устах у всего подъезда, в школе, на работе. И везде косые неодобрительные взгляды: совсем отсталая, ну надо ж, до чего дошла, третьего (или n по счету) родила!!! Общественное мнение очень давит. Это можно наблюдать и сейчас, но теперь есть выбор: гламурное мнение, карьерное мнение, православное мнение. Хотя в своих рамках мнение очень и очень довлеет. А тогда оно одно на всех, и на фоне всеобщей одинаковости выделяться труднее, чем на фоне плюрализма. Это приучило наших мам, а теперь и бабушек, мыслить достаточно категорично, в пределах нешироко расставленных флажков. Привыкнув так рассуждать в молодости, они еще жестче рассуждают в старости.

Безусловно важная сторона – духовное воспитание. Но про отсутствие духовности в советские времена не говорят только ленивые.  Не буду повторяться. Скажу лишь, что теперь нам в непростом деле духовного укрепления надо потрудиться втройне: за родителей, за себя, и еще надо передать что-нибудь стоящее своим детям.

Возможно, я перечислила не все моменты, которыми можно объяснить взгляды наших мам-бабушек. Но главное – то, что они хотят нам добра. Хотят уменьшить наши трудности, и хотят это из естественного чувства любви к нам. Ведь когда-нибудь и мы станем седыми бабулями, и сумеем ли донести свою любовь и заботу к повзрослевшим детям иначе, чем покалечить добром и задушить в объятьях?

Понять – это наполовину простить. И если мы постараемся понять наших дорогих мам, то сможем относиться к их взглядам чуть легче и терпимей. Будем молиться (сквозь слёзы обиды), прощать и любить. Попробуем быть мудрее, чем наши родители! Удачи нам!

Автор: Юлия Баграмова

Источник: Матроны.ру

Один комментарий на “Матери vs дочери”

  • Галина:

    Мне понравилась статья,я воспитывала своих детей в 70-е и 80-е годы. Действительно,трудностей было выше крыши,но духовности было больше,и за детей мы боялись меньше.Ни кто в школу их не возил,сами добирались.Правда, то,что детей рожали,довольно рано,нежели сейчас.Когда я родила второго ребёнка в 30 лет,врачи называли таких старородящими.Ставилось некое клеймо.В то время детей не возносили в такой ранг,как сейчас.Всё было само-собой разумеющимся.Сейчас слишком пестуют,зализывают.Я думаю это не правильно.К концу обучения дети ни чего сами не умеют.В 20 лет мы были уже взрослыми,по настоящему.А сейчас в 20 лет,это ещё залюбленные дети.

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика