Поиск
Искомое.ru

Наши родители не вечны

Современным родителям не хватает тепла по отношению к детям, a детям – по отношению к родителям. Дети часто идут на конфликты для того, чтобы почувствовать, что родители их любят…

– Первое, как мне кажется, с чего молодой человек должен начать решать свои проблемы взаимоотношений с родителями – это понимание своих матери и отца. Как бы вы, как психолог и мать, могли помочь детям любого возраста понять, по каким причинам в их семьях возникают конфликты и как в этих конфликтах научиться понимать своих родителей? Мы говорим о проблемах разного рода: жестком вмешательстве в жизнь подростка, предъявлении к нему непонятных для него или суровых требований и, наоборот, о недостатке родительского внимания. Вообще обо всем, что мы называем «нелюбовью».

– С начала двадцатого века наш народ был поставлен в такие условия, когда не только мужчине надо было работать. Обстоятельства стали активно выталкивать и женщину на работу для того, чтобы принести тот кусок хлеба, за счет которого дети могли просто выжить.

И до сих пор у нас создаются такие общественные условия, при которых мать «выталкивается» из семьи и перестает выполнять свою функцию «ангела-хранителя» семьи, детей. Ее прежняя функция – дать детям как можно больше ласки, тепла, уюта, – вытесняется заботой о заработке.

Если между родителями ухудшаются отношения, происходят скандалы, назревает расставание, – может ли ребенок что-то сделать? Я говорю о детях от 15 до 20 лет. Как им себя вести?

– Семья на самом деле – это единое целое, это единый организм. Мы вроде бы разные, – так же, как, допустим, печень и рука – органы совершенно разные и функционально, и структурно, но каждый из них выполняет свою функцию в целостном организме. Точно так же и к семье надо относиться как к целому. Если что-то где-то происходит, то заболевает весь организм. Поэтому, когда родители начинают ссориться, выяснять отношения, разбегаться, то для детей это страшная трагедия.

Чтобы было понятно, как это все происходит, я предлагаю некую модель. Это один очень красивый эксперимент из физики, сформулированный как принцип сообщающихся сосудов. Давайте его вспомним.

Берется общее основание, общая трубочка, запаянная с двух концов, но к ней сверху припаяны другие трубочки разной толщины и формы: тоненькая, толстенькая, спиралевидная и др., то есть набор самых разных трубочек.

Когда туда наливают подкрашенную жидкость, мы смотрим – а уровень жидкости везде одинаков. И если начинаем по капельке брать из какой-то трубочки эту жидкость – то уровень везде понижается.

Точно так же и в семье. Каждая семья обладает каким-то уровнем – я, как православный человек, сказала бы «уровнем благодати». Но, можно сказать, что каким-то уровнем радости…

– Какой-то такой теплоты…

– Да, возможно теплоты. И когда кто-то из членов этой семьи начинает грешить, например, муж изменяет, или мама делает аборт, то общий «уровень» падает, хотя согрешил один человек. И страдают все.

Но так же, как согрешающий понижает общий уровень, точно так же и повысить уровень семейной радости, семейного тепла может кто-то один. Даже если это ребенок. И хотя он кажется немощным, но если старается не попасть под общий унылый фон, а пытается выкарабкаться, он понимает, что своими силами он этого не может, здесь нужна помощь, но откуда может быть эта помощь?

Я помню, что, когда мне было плохо, и не было сил терпеть, я просто приходила в храм и садилась где-нибудь в уголочке. Хотя в те советские времена на молодых людей, которые приходили в храм, довольно «косо» смотрели. Я не исповедовалась в то время, не причащалась – я просто там находилась. Выходила я оттуда уже совершенно в другом состоянии и чувствовала, что тяжесть начинает отступать. И, возвращаясь в семью, я чувствовала, что и в семье начинает что-то меняться, налаживаться.

На одном сайте девушка задала мне вопрос по поводу того, что она может сделать: у нее отец изменял маме. И хотя это скрывалось и от детей, и друг от друга, семейная обстановка становилась все тягостнее.

Я ей посоветовала, во-первых, молиться за своих родителей, поскольку они были в противостоянии друг против друга, и не были настроены на какие-то позитивные отношения. Девушка хотела им помочь, и ее молитва могла их поддержать.

И второе – обычная в таких ситуациях ложь. Я ей посоветовала с папой честно поговорить. Но говорить не о том, как плохо он поступает по отношению к маме – не дело детей учить жизни своих родителей, – а поговорить о том, как больно ей, дочери, когда она видит все это и поневоле втягивается в его ложь.

После обсуждения этого вопроса, у меня появилось ощущение, что ситуация стала разрешаться, потому что потом пришла от нее благодарность. По-видимому, она последовала совету, и обстановка в семье стала смягчаться.

Таким образом, ребенок может помочь своим родителям любовью и добром. Надо в этот момент детям, хотя они кажутся такими слабыми, немощными, стараться поддержать родителей любовью и честностью.

– Что делать, если кто-то из родителей в беде: тяжело болеет, испытывает тягу к алкоголю, наркотикам или игровым автоматам? Это очень похоже на предыдущий вопрос, но может быть, какие-то нюансы есть?

– В принципе, здесь то же самое. Почему человек тянется к алкоголю, наркотикам, игровым автоматам? Как правило, это связано со смысловыми характеристиками жизни: например, человек теряет смысл жизни оттого, что теряет любовь близких или любимую работу.

У меня был такой случай: пришла жена с жалобами на то, что ее муж, которому было уже где-то за 50 лет, и который был до этого воцерковленным человеком, достаточно серьезным, очень ответственным, добросовестным, вдруг не просто пристрастился к интернету, он в интернете мог играть ночами.

Жена, дети – все были в недоумении. А он уже настолько потерял авторитет в семье, что дети стали ему замечания делать, например, требовать, чтобы он посуду помыл, и даже их маленькая собака норовила его облаять и даже укусить.

По ходу выяснилось, что он потерял интересную работу, стал получать меньше жены и нашел для себя такой невротический выход – игру в интернете. Мы стали говорить о причинах и выяснять, кто принимает решения в семье, кто за что отвечает – оказалось, что все решения в семье принимает жена. И тут она вдруг сказала: «Он давно мучается: у него старый мобильник – надо бы хоть что-то для него сделать».

В следующий раз она ко мне приходит и рассказывает, что они вместе куда-то ходили и купили мобильник. Я спрашиваю: «Скажите, а кто платил за мобильник? Кто деньги доставал из кошелька?». И тут она все поняла и огорченно говорит: «Я!».

Опять получилось не очень красиво и правильно: желая его порадовать, она оплатила покупку. А для мужчины, хоть это и было проявлением любви, но еще раз подчеркнуло, что не он, а она зарабатывает деньги.

Мы стали искать с ней ситуации, реально успешные для него. Например, такая: когда они садятся в машину и едут на дачу. На даче, особенно в зимнее время, он начинает разжигать печь, идет за дровами, за водой и т.п. – то есть выполняет чисто мужскую работу. И вот в этот момент он как-то оживляется, становится самим собой – прежним, и у них налаживаются отношения. Оказался возможным возврат в прежнюю систему отношений – надо было найти эти ситуации и закрепить их, чтобы человек почувствовал силу, – и дальше выстраивать новые отношения.

О таких нюансах – кто достает деньги из кошелька, кто кому может делать замечания, и вообще, что с мужем и отцом допустимо, а что недопустимо, мы поговорили и с детьми.

Бывает, что если в чем-то муж и отец, как кажется, совершенно не прав, мать и дети сплачиваются против него. Тогда ему просто выхода нет никакого: ему, действительно, либо в алкоголизм идти, либо в игроманию, в наркоманию – да, куда угодно, в какой-то иной мир, потому что в этом мире ему тяжело и плохо. Тогда важно, чтобы люди сумели сами себя поймать за руку, так же, как та жена, которая, сказав: «Я плачу, я достаю деньги из кошелька», вдруг что-то поняла.

– Во многих мудрых книгах говорится о том, что в твоих же интересах родителей почитать и во всем только радовать. Что делать, когда твой родитель на тебя обижен и ты уже чувствуешь в себе что-то не то – ослабление какое-то, благодать меньше… Что делать в этом случае?

– Нам всегда кажется, что родители к нам чересчур строги, что родители к нам несправедливы. Если в семье несколько детей, то всегда кажется, что одного любят больше, а другого меньше. И особенно, если мы сравниваем свою семью с другой семьей, где больше свободы предоставляется ребенку, тогда нам кажется, что там замечательные родители, потому что они столько свободы дают своему ребенку, но почему я такой несчастный, почему живу с такими тиранами-родителями?

На самом деле такие вещи начинают переосмысливаться, когда появляются собственные дети. Бывает иногда, что и гораздо раньше.

Один взрослый человек рассказывал, что в детстве летом часто ездил к дедушке в Одессу. И как-то раз мальчишки решили на лодке в море поплавать, взяли лодку и собрались плыть. А его дедушка строго предупредил: «Чтобы ты дома был в 6 часов вечера». Время уже приближалось к 6 часам вечера, он понимал, что не успеет, поэтому он не сел в ту лодку и ребята уплыли без него. На море неожиданно поднялся сильный шторм, и те дети погибли. Вот тогда он вдруг понял, что значит слушать старших. Если бы он не вспомнил наказ деда, он бы поплыл вместе с мальчишками и тоже погиб.

Так, его послушание сохранило ему жизнь. Я уже говорила о том, что иногда осмысление приходит только тогда, появляются собственные дети. Но у этого человека осмысление произошло гораздо раньше, после трагического события, он тогда понял: «Если бы я тогда деда не послушал, что бы было?».

На самом деле к жизни надо относиться не так, чтобы постоянно сравнивать себя и свою якобы нелегкую жизнь с очень легкой и приятной, как нам кажется, жизнью своих друзей и знакомых, а стараться идти все-таки своим путем и понимать, что если ты этим путем идешь, значит, зачем-то тебе это надо.

В то же время следует учиться понимать, что все ограничения, которые в этой жизни даются – они даются не просто так, они, так же, как в случае с погибшими ребятами, от очень многих бед могут нас защитить. Но в тот момент, когда мы получаем это ограничение и хотим его преодолеть, и злимся на то, что у нас есть барьер, – мы не понимаем значение этого ограничения. Однако, проходит время – иногда очень короткое – и мы начинаем видеть картину уже более ясно, мы понимаем, зачем это было и для чего это было. Поэтому все-таки в молодом возрасте надо повнимательней прислушиваться к родителям, к наставникам, к старшим, а не стараться все делать вопреки советам своих умудренных собственным опытом родителей.

С возрастом человек начинает понимать, что в жизни, особенно в ее начале, необходимо руководство более опытных и мудрых людей. А это, прежде всего, любящие и хорошо знающие нас родители. И вступать в конфронтационные отношения с ними – явные или скрытые – будет очень неполезно для нас. В молодые годы мы обладаем очень небольшим кругозором и поэтому не можем оценить опасность многих наших решений. С возрастом это становится очевидным. Мы часто попадаем в тяжелые ситуации из-за того, что видим барьер и хотим его преодолеть…

Какой барьер?

– Родительский запрет. Отчего возникает такая ситуация в семье? Вследствие постоянного несогласия с родителями. Хочется одно, другое, третье. Родители говорят: «Hет, не надо, подожди». Они ставят некие барьеры. И не всегда эти барьеры надо преодолевать.

Ну, допустим, твой родитель обиделся. Что делать в этом случае? Уже чем-то он в тебе недоволен, некая эмоциональность уже есть против тебя..

– Здесь надо все-таки подумать о том, что жизнь наша очень сложная и очень короткая. К сожалению, у наших родителей, возможно, жизнь будет короче, чем у нас, поэтому надо успеть дать им то тепло, которое они в данный момент не могут получить нигде в другом месте. Просто по-детски обнять родителя, поцеловать, сказать ему доброе слово, уступить ему в чем-то, что-то сделать для него доброе – быть как маленькие дети. Маленькие дети – их отшлепаешь, отругаешь, строго им скажешь: «Туда не ходи», «Этого не делай», a они буквально через 5 минут уже смеются, опять к родителям бегут, ласкаются. Но когда нам уже 13, 15, 18 лет, попробуй нас отшлепать или скажи нам строгое слово – мы надуемся, мы обидимся, мы исподлобья будем смотреть, мы будем несколько дней злиться – с возрастом мы теряем детскую чистоту и радость. И когда у нас такая длительная обидчивость и злобность появляется, то это очень портит нашу душу.

От обидчивости надо избавляться, потому что это привычное нам состояние обиженного в дальнейшем мы принесем в свою собственную семью, и на обидчивости будем пытаться строить отношения с нашими мужьями и женами.

– На нашем сайте знакомств в анкетах есть такой вопрос: «Kто у вас был главным в семье»? Я наблюдаю, что у женщин, которые не могут создать семью, очень часто, чуть ли не в большей части случаев, главной была мама. Возможно, это одно из последствий искажения, некоторое нарушение любви, когда мама в семье главная. Может быть, ребенок что-то компенсирует, как-то минимизирует для себя последствия этой ненормальности?

Своими силами, конечно, это не исправить. Придя к православию, я убедилась, что без серьезной помощи, сейчас я могу говорить – без Божьей помощи, это не выстраивается. Сейчас много говорится о системности мышления – мы все время стараемся понять свое место в семье, свое место на работе или в школе, в институте, свое место в государстве, свое место в мире – это все системы разного уровня. Когда мы приходим в православие, то мы вдруг открываем для себя самую, можно сказать, высшую иерархическую систему.

Без духовного, верхнего уровня, выстроить семейные отношения: между мной и родителями, между мной и детьми, невозможно. Потому что есть очень тонкие грани, которые, если чуть-чуть нарушить, то получаются некие деформации, отклонения от нормы.

Можно иметь хорошие, теплые, отношения с детьми, но в то же время не терять иерархичности, не терять многоступенчатости, где родители это один уровень, а дети – другой, в каком бы возрасте они не были. Это очень важно.

Для нас привычно получать любовь сверху, мы привыкли любовь, заботу получать от своих родителей, но часто, наши родители, воспитанные в другой среде, в другом мире – они эту любовь не умеют нам показывать. Они ее проявляют через строгость, они ее проявляют через ворчание, они ее проявляют через какие-то запугивания. Это у них такая форма проявления любви и заботы по отношению к нам. Но, когда мы приходим в храм, мы начинаем ощущать, что такое подлинная любовь. Именно там мы можем научиться подлинной любви и начать проявлять ее не только по отношению к своим детям – в привычном для нас направлении, но и учимся проявлять ее по отношению и к посторонним людям, и к своим родителям.

Тогда приходит понимание, того, кто такой родитель, понимание конечности пути каждого из нас, в том числе и родителя, и понимание того, что ту любовь, которую мы ему сегодня не дадим, завтра мы уже ему отдать не сможем, уже будет поздно. И тогда мы всю оставшуюся жизнь будем жалеть о том, что мы ее не дали.

– Если родители нам не дали любовь, а мы должны им дать – как с психологической точки зрения это возможно сделать?

На самом деле это легко делается, когда представляешь себе эту страшную ситуацию. Ведь нигде родители не слышат о себе столько хорошего, как могли бы услышать на своих, извините меня, поминках. Это всегда страшно, и сколько и я, и вы видели, что дети при жизни ссорились, скандалили со своими родителями. Но в последний момент, когда уже родители их не слышат – сколько идет переживаний, сколько боли идет от того, что вовремя они не сказали доброго слова, вовремя мать свою не поцеловали, или отца; вовремя не поддержали, вовремя просто не прижались к нему, пока он жил на этом свете. А когда его уже нет, часто идет такое запоздалое раскаяние. Но этот момент можно пережить заранее, и исходя из той предстоящей точки переживания, отнестись к сегодняшнему дню – тогда все становится понятно.

– Я понимаю, о чем вы говорите, но бывают настолько тяжелые ситуации, их очень много, очень тяжелых, когда ты понимаешь, что будешь жалеть потом, но как терпеть свою враждебность к маме – она меня мучает? Я понимаю все, что буду потом жалеть. Но я не могу, настолько тяжелое давление, агрессия. Я знаю несколько людей, моих знакомых, у которых с мамами такое неадекватное поведение, что не можешь просто проявить любовь, ведь чтобы ее проявить нужно откуда-то ее взять. Откуда ее взять-то при таких отношениях?

Взять ее из сопереживания. Я, наверное, все никак не могу донести: дело в том, что ребенок – наиболее слабое звено в семье. И через ребенка идет канализация всего того негатива, который сваливается на наших людей, на взрослых людей. Они не могут его вынести, и весь негатив куда-то надо канализировать. И, к сожалению, получается так, что дети часто являются тем каналом, через который все эти негативные эмоции, вся эта злоба, которая сваливается на родителей, через детей проходит. Дети, конечно, страдательные существа, и надо постараться понять, что какие бы родители не были – все равно, не ругают они или ругают – дети их любят любых, даже если они перестают общаться, но все равно дети любят своих родителей.

Необходимо делать дела любви. И молиться за родителей.

Бывает так, что между родителями и детьми действительно складываются просто невыносимые отношения. Настолько невыносимые, что любой контакт – и сразу ребенок бежит или к психологу, или к своим друзьям, он говорит, что жить больше не может – он из дому уйдет, он что-нибудь сделает. Тогда лучше прервать отношения. Понятно, что когда люди живут на одной территории, то прерывание отношений – это просто взаимное молчание, иногда бывает, одностороннее. Это когда мама или папа ругает, а ты молчишь и молишься. В таком случае человеку лучше молчать и молиться.

Бывает, что в отношениях – полная пауза: хотя какие-то общие вещи делают, например, ребенок идет на кухню, ест, что мама ему приготовила, берет носки и рубашку, которые ему мама постирала, но все молча, потому чтo как только он открывает рот, тут же опять начинается конфликт. Однако на фоне такой паузы в общении и молитвы, при отсутствии внешнего сопротивления, потихоньку ситуация начинает налаживаться. Пауза в общении часто помогает решить некоторые проблемы. Но не просто пауза, пауза тоже может быть разная. Может быть пауза с таким внутренним отношением: «Ты плохой родитель, плохой отец или мать, ты с соседями ссоришься, вы между собой соритесь, ну и со мной в ссоре, вы вообще такие люди плохие, а я такой бедный и несчастный».

Это оценивающее, высокомерное и осуждающее отношение к родителям. Если пауза при таком отношении, то добра не будет, это однозначно. А если эта пауза будет на другом отношении, например, на таком: «Допустим, у меня родители конфликтные, но а я-то, как я себя веду в школе, и удержаться не могу, я-то еще хуже, и понимаю, что удержаться на самом деле очень сложно, когда идет моя ответная реакция».

Когда начинаешь себя так окорачивать и не отвечать словом на слово, а самое главное – молиться за своих папу и маму, тогда конфликт начинает смягчаться. До следующего конфликта начинаются какие-то отношения, потом опять обвал, и опять пауза. Если идти правильным путем, то эти паузы сокращаются, а периоды более-менее адекватных отношений увеличиваются.

Я вижу на наших сайтах много ситуаций, когда мама пытается удержать ребенка, который уже реально готов покончить с собой.

– В детстве у нас начинаются конфликты с родителями и продолжаются во взрослой жизни, но дальше родители наши стареют и нам кажется, что те же самые конфликты продолжаются, становятся все более острыми, а со стороны родителей все более частыми и неадекватными. С чем это связано?

Здесь интересная картина – бывает ощущение, что, как скандалили в детстве, так скандалят и в старости, но внутреннее состояние другое, механизмы совершенно разные. И это тоже надо понимать: что за этим стоит в каждый конкретный момент? В молодые годы за этим стоит то, что вам действительно желают добра, а когда вы уже зрелый человек, вам, скажем, 30, а вашему родителю, скажем, 60, то за этим стоит уже совершенно другое. Например, желание удержать вас.

Есть такое понятие – «застревающая личность». Так можно сказать, например, о молодящихся актерах, допустим, актрисе 80 лет уже, а у нее наряды восемнадцатилетней девочки, или тридцатилетней, и макияж, соответствующий этому возрасту, и поведение, и ужимки, но мы-то видим неадекватность. Все равно, как бы она не пыталась сохраниться в том возрасте, мы же все равно видим разницу. То же самое и в наших межличностных отношениях, в наших отношениях внутри семьи. Родители застревают в том состоянии, когда вы были ребенок, а они были взрослыми, и даже оказавшись в совершенно другой позиции – в позиции слабой, зависимой от вас, они продолжают эти, уже наработанные стереотипы поведения реализовывать. Вот и получается не очень адекватная картина. Хотя для нас это кажется продолжением того же конфликта, который начался в детстве.

Возьмем один из частных случаев, близких, мне кажется, к тому, о чем вы сказали. Одинокая мама и сын. Маменькин сынок в вероятном будущем. Kак ему построить отношения с матерью и вообще построить свою жизнь, чтобы не быть таким инфантильным и не иметь проблем в своей личной жизни?

Сколько лет сыну? Сколько лет маме?

Ну, допустим, он читает нашу статью, когда ему 15 лет. Маме, допустим, лет 35-40. Как ему строить свои отношения с мамой и как ему строить свою жизнь, чтобы перестать быть инфантильным, чтобы развернуться с этой линии инфантильности в сторону нормальной половой ориентации и нормальным потом отношениям с женщинами.

Ему, конечно, надо понять, что жизнь в неполной семье – это всегда искажение. И тогда, естественно, это надо стараться восполнять адекватным способом – желательно найти себе хорошего наставника. Это может быть любимый педагог, это может быть какой-нибудь дядя Саша в гараже, который собирает вокруг себя дворовых мальчишек и они возятся с машинами, с техникой.

– По-моему, не часто в жизни бывают такие дяди Саши.

– Ну, почему – на дачах сплошь и рядом. Сейчас очень много людей выезжают на лето в деревню, на дачу и так далее. А там без рукастых мужчин не обойдешься, там находятся такие мужчины, которые умеют все делать и здраво к жизни относиться. На самом деле мальчики ищут таких, они присматриваются, с кого делать жизнь.

Oткуда пошли фэн-движения? Подростки находят себе яркого, как им кажется, лидера, и начинают подражать его поведению. Но лучше бы они нашли себе лидера реального – сильного интересного и мужественного человека.

Мне кажется, что отсутствие чисто мужского примера – это, конечно, проблема, но может быть, даже не главная проблема. Главная проблема в том, что мама подключает сына в такие отношения, где она выступает как женщина, а он как мужчина – психологические роли.

– Такое встречается все чаще. Мама советуется с сыном так, как она советовалась бы с мужем, она начинает с маленьким ребенком советоваться и принимать решения в зависимости от того, что скажет сын. Следовательно, всю ответственность за семейные решения мама перекладывает на житейски неопытного сына. Но ей кажется, что тем самым она из него растит мужчину, а на самом деле ребенок неосознанно или выбирает тот вариант решения, который близок к маме — настраивается на маму, и фактически это не его решение, а озвученное мамино решение, или выбирает решение «с точностью до наоборот».

При нехватке мужского воспитания одинокие мамы стараются находить батюшек, обладающих определенным набором качеств: внимательностью, добротой, умением общаться с детьми, строгостью и др. – и стараются почаще водить своих детей к этим батюшкам, чтобы через общение с батюшкой ребенок восполнял дефицит мужского общения. Сейчас это широко распространенное явление.

– Иногда у детей возникают мысли о самоубийстве на почве отношений с родителями.

– Иногда ребенок говорит о том, что желает покончить жизнь самоубийством. Это потому, что у него имеется иллюзия, что если он сделает страшный шаг, то сам будет со стороны стоять и смотреть, а как там мама, которая его сильно обидела, и как папа огорчится. Ему кажется, что он этим их очень сильно накажет. Но он не понимает, что этого наказания он, во-первых, не увидит, а во-вторых, не сможет эту ситуацию вернуть обратно, переиграть, что это необратимо и действительно страшно.

Подобное несерьезное отношение к смерти сейчас усугубляется, потому что, играя в компьютерные игры, дети в игре могут иметь неограниченное количество жизней, и после очередного проигрыша у них имеется возможность начать жизнь сначала. Дети не всегда помнят, что это только в игре, а в реальной жизни смерть необратима. Поэтому не понимают ужаса этого момента.

Кроме того, когда мы росли, и когда кто-то умирал, то он оставался какое-то время в доме, два-три дня, и все окружающие, в том числе и дети, знали, что произошло, и заходили попрощаться, посочувствовать родственникам. И дети, когда видели мертвого ребенка, ужасались. А сейчас по-другому, сейчас много детей умирает, но мы этого не видим, потому что их увозят в морг, а потом сразу на кладбище.

Современным родителям не хватает тепла по отношению к детям, a детям – по отношению к родителям. Дети часто идут на конфликты для того, чтобы почувствовать, что родители их любят, они на них реагируют, а демонстрация самоубийства – это крайняя точка детско-родительского конфликта. Всегда, когда доходит до конфликта, ребенок видит – да, любовь есть, стоит что-то натворить – и мама бежит договариваться, мама плачет, а когда я умру, вот уж она поплачет за то, что меня тиранила. Но ребенок не понимает того, что он оттуда уже не вернется и ничего не увидит. При этом ребенок опять-таки исходит из нелюбви, из злой точки. Вот если бы он маму свою любил, то не выстраивал бы подобной ситуации – я умру, и пусть им будет плохо.

Можно посоветовать этим детям: когда тебе опять придут мысли, что надо уйти из жизни, ты представь более реальную для себя ситуацию – что когда-нибудь из этой жизни уйдут твои родители. И посмотри, что у тебя будет на душе – это и подскажет тебе, как действовать, как относиться к родителям. Не «что будет, когда я умру», а «что будет, когда родители умрут».

И тогда мы поймем, что сейчас, пока мы вместе – мы счастливы, хоть не всегда это понимаем. Тогда мы поймем, что счастье это очень хрупко и кратковременно. Вспомним слова мудрого сказочника Г.Х.Андерсена: «Всему на свете приходит конец!» Придет конец и нашим обидам и слезам.

Но не будет конца родительской любви. Поэтому наша задача понять их и принять такими, какие они есть, примириться с ними, иначе о каком-либо жизненном благополучии говорить будет весьма сложно.


Автор: Ермакова Людмила Федоровна

Источник: http://www.realisti.ru

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика