Поиск
Искомое.ru

Не надо бояться любить

Bez-imeni-2Нам кажется порою, что «браки совершаются на небесах», но нет — мы сами творим свою любовь, и чем больше сил и значения каждый из нас вкладывает в это зарождающееся чувство, тем сильнее отдача.

«Не надо бояться, только трусы боятся…» — уговаривал Тёма сам себя, когда лез в заброшенный осклизлый колодец за своей дворняжкой Жучкой. Помните этот душещипательный момент из «Детства Тёмы» Гарина-Михайловского? Точно так же я уговаривала себя увидеться с будущим мужем во второй раз. Мне кажется, многим знакомо это чувство: казалось бы, ну что такого? А страшно: во-первых, а вдруг ты-то влюбилась, а он — нет? Да к тому же понятно, что встреча эта — переломный момент в твоей жизни. Ты ещё не понимаешь, как и в чём, но жизнь твоя уже изменилась, раз в неё вошла любовь…

Последнее время очень часто слышу из уст и мужчин, и женщин, что любовь придумана поэтами и писателями, что её не существует на самом деле. А если существует, то это не норма, а исключение из правил. Но я с этим категорически не соглашаюсь.

Почему-то я до сих пор верю, что каждому из нас суждено встретить свою любовь — ту, что на всю жизнь. Иначе совершенно непонятен был бы замысел Творца относительно нас. Ну в самом деле, зачем Господь дал мужчине женщину, если между ними нет любви? Женщина — это самый главный, самый нужный помощник мужчины, плоть от плоти его. Но помощник не формальный, а внутренний, так сказать, глубинный по своей сути. Женщина помогает мужчине жить, она наполняет его жизнь новым смыслом, она поддерживает его в трудную минуту, утешает в печали. Чуткое женское сердце, переполненное любовью, изливает её и на мужа, и на детей.

Но и муж жене помощник: он оберегает её, заботится, кормит. И все эти бытовые действия подогреваются и питаются исключительно взаимным чувством, которое из романтической влюблённости перерастает в настоятельную потребность.

Почему же тогда у нас столько одиноких мужчин и женщин? Причины разные, их много, но есть одна, с которой вполне можно справиться. Мне кажется, просто не все хотят принять любовь, не все её и принимают — вполне сознательно. Многие проходят мимо с недоверием, многие спасаются бегством, осознанно выбирая покой. Потому что любовь — это страшное беспокойство, это ужасное напряжение всех сил и чувств. Всё обостряется в этот момент, всё становится ярче, отчётливее и пронзительнее. И именно это, скорее всего, пугает. Предчувствие любви так же сильно в нас, как предчувствие катастрофы. Может, любовь и есть катастрофа — по большому счёту? Она изменяет не только наш образ жизни, но даже наши представления о том, что хорошо, что плохо. Повторюсь: ты неизбежно теряешь себя, приобретая другого человека.

И сегодня за любовь приходится бороться даже сильнее, чем в прошлые «тёмные» времена. Тогда боролись в основном с отношениями до брака. Сейчас «пробные» браки как раз становятся нормой, но саму нужность и целесообразность любви (и семьи как сосуда этой любви) давно ставят под сомнение. Если вы любите человека самозабвенно и жертвенно, если вы храните свой брак во всех житейских бурях и невзгодах, окружающие скорее примутся вам сочувствовать, жалеть и лечить, чем порадуются вместе с вами. А уж сколько навешают ярлыков!

Я думаю, что победа феминизма (в том смысле, в котором его сейчас понимают) вовсе не в том, что женщины с мужчинами получили равные права. Горькая победа феминизма в том, что женщина (прежде всего, именно женщина) перестала ждать свою любовь и стремиться к семейной жизни, перестала находить радость в браке, получать удовольствие от рождения и воспитания детей, то есть от естественных женских занятий. И стала искать компенсации (а не дополнения!) в занятиях, которые, скажем так, вытесняют женщину из дома. Я не имею в виду умение музицировать, рисовать и писать стишки в альбом, я говорю о занятиях, которые нужны женщине не для поддержания светского разговора или воспитания детей — я говорю о профессиональных навыках, за которые платят деньги.

В литературе Анна Каренина, пожалуй, одна такая, и многие ли ей сочувствовали? Я исхожу из того, что переломным моментом романа стал даже не уход Анны от мужа, а рождение дочки. В этот момент раскрылись все лучшие (и худшие) черты основных героев. Причём оба мужчины показали себя по-настоящему любящими, чуткими и внимательными. Но именно в этот момент Анна приняла твёрдое решение не иметь детей. В этом, на мой взгляд, проявилось её недоверие к Вронскому, которое затем переросло в патологическую ревность. И дело не в том, что дети, как это считается, цементируют брак, я как раз так не думаю: знаю пример семьи, где отец ушёл от жены с одиннадцатью детьми. Дело не в количестве. Дело именно во взаимном доверии. Если веришь мужу, рожать легко и просто (не физиологически, конечно, а психологически).

Чаще всего женщины отказываются от беременности не из личного эгоизма, а потому что сомневаются в своём спутнике жизни. А вдруг он уйдёт? А вдруг он вовсе не тот, кого вообще стоит любить? А вдруг у него куча недостатков, о которых он не предупредил? Но за неуверенностью в муже прячется и неуверенность в себе. Как в женщине, как в спутнице, как в матери его детей. И обнажается необходимость быть по-хорошему зависимой, положиться и довериться.

***

Я вспоминаю несколько историй из жизни, которые закончились не очень-то весело.

Вот девушка, училась себе в провинциальном вузе, где встретилась с парнем, который пришёл после армии в её группу. Оба влюбились, и чувства эти очень похожи на настоящие. У него есть жена и ребёнок (впрочем, непонятно, его ли?). Он хочет развестись, девушка переживает, мучается, делится сомнениями с родителями. Те перевозят её в другой город. До тридцати лет она жила одна, потом вышла замуж, рождаются дети. В семье постоянные скандалы. Она слышала, что тот, первый, всё равно развёлся.

Двое любят друг друга, у них должен родиться малыш. Они совсем ещё юные, недавно окончили школу. Но почему-то думают, что всё будет хорошо. Вмешиваются родители: отправляют дочку за границу, делают ей аборт, она учится где-то там, выходит замуж. Детей у неё нет. Лечилась от бесплодия, потом от депрессии…

Девочка училась в балетной школе, мальчик был кадетом, потом курсантом. Любовь была такая, что преодолевала и разлуку, и расстояния. Письма мальчика сохранились. Это трогательная и печальная повесть. Может, даже печальнее Шекспировской. Потому что после того, как родители их разлучили, девочка не стала балериной, а мальчик через некоторое время погиб… Сейчас она живёт за границей и приезжает в Питер, чтобы пройтись по их любимым местам.

Но не вижу я радости за этими историями. Ни счастья, ни правды, ни оправдания. И как по мне, так Ромео с Джульеттой гораздо счастливее тех, кто испугался трудностей, поддался уговорам родных. Мне кажется, молодым людям в этот момент, в такой ситуации надо собрать всё мужество, чтобы принять то, что Господь им посылает и противостоять хоть всему свету, но сохранить любовь и начать строить свою семью. Тем более, если родители настаивают на аборте.

Сейчас так много говорят о запрете абортов, но почти нет разговоров именно с родителями тех девочек, что попали в сложную ситуацию. А чаще всего именно родители — увы! — толкают своих детей на этот непоправимый шаг.

Конечно, если взрослые дети советуются, мы, родители, можем высказать свои соображения на этот счёт, но решать — только им. Мы можем помочь — и материально, и морально, мы можем посидеть с внуками, в конце концов. Но решать за ребёнка, выходить ли ему замуж или жениться, и в каком возрасте, и на ком, и сколько иметь
детей — это не наше дело. Никакой родитель сегодня не может брать такую ответственность на себя.

Ещё одной очень серьёзной ошибкой молодых людей я считаю нацеленность на «присвоение» не только вещей или понятий, но и другого человека в целом. Нам кажется, раз мы вместе, этот человек принадлежит нам безраздельно, мы можем им пользоваться в своё удовольствие. Но это не так. Каждый человек — отдельная личность, и к ней нам нужно относиться со всем уважением и благоговением. И Господь не присваивает себе человеческую душу, а даёт ей свободу воли.

Всё, что реально нам принадлежит — это только наша любовь. И чем сильнее мы любим другого, тем больше он любит в ответ, тем сильнее наше взаимное притяжение, а значит, удваиваются наши силы, увеличиваются шансы преодолеть ссоры, размолвки и непонимание первых лет жизни и кризис среднего возраста, едва ли не более серьёзный, чем первый — все эти элементарные «болезни роста». Я не могу сказать, что в дальнейшем, лет через 20–30 брака, исчезнут все разногласия между супругами. Нет, они не исчезнут. Но опыт их преодоления будет так внушителен, что выходить из семейных кризисов вы научитесь ещё на начальной стадии, не доводя дело до ручки, то есть до развода. На сегодняшний момент мы с мужем прожили 23 года вместе, и одной улыбки или шутки достаточно, чтобы свести на нет назревающую ссору. И этот опыт стоит того, чтобы жить, как поётся в известной песне.

У древних вообще не было понятия неразделённой любви. Считалось, раз двое встретились и соединили свою жизнь, они должны хранить своё чувство — ни много ни мало — в Вечности! А мы? Думаем, что Вечность будет хороша и в одиночку? Или нам кажется, что не надо вообще прикладывать усилий к тому, чтобы выстраивать своё будущее за пределами жизни? Но разве не это важнее всего в нашей земной юдоли?

По большому счёту, смысл брака совсем не в том, чтобы прожить безоблачную спокойную жизнь «без напряга». По-моему, глубинный смысл заключается в том, чтобы понести «тяготы друг друга» по-настоящему: закалиться в тех трудностях, которые готовит нам жизнь, и стать прежде всего милосердным, милостивым — вот чего Господь от нас хочет. Недаром же смирение считается главной добродетелью у христиан.

Я говорю сейчас о многодетном доме, о большой семье, но даже если вы живёте только вдвоём с мужем, разве не помогает преодолевать все трудности и неудачи этой непростой жизни ваша взаимная любовь? Понятно, что это чувство подобно костру — оно может разгораться сильнее, а может тлеть едва-едва, но если оно есть, только от нас зависит, подбросим ли мы в огонь новые впечатления, новые чувства, попытаемся ли сохранить это пламя, бережно и неустанно ухаживая за ним, удаляя из него сырой негорючий мусор семейных бытовых передряг, взаимного неудовольствия или временных размолвок…

Я всё-таки представляю, что изначально любовь — это лишь импульс, маленькая искра, почти неощутимый разряд тока при соприкосновении тел. Нам кажется порою, что всё это происходит независимо от нас, «браки совершаются на небесах», но нет — мы сами творим свою любовь, и чем больше сил и значения каждый из нас вкладывает в это зарождающееся чувство, тем сильнее отдача.

И поэтому я говорю: «Не надо бояться!» Опускаясь в этот неизведанный страшный колодец совместной жизни, мы ничем не рискуем. Наоборот: нас ждёт награда. Тёма вытащил на свет промокшую грязную собачонку, но она отплатила ему сильнейшей привязанностью. А что ждёт нас, если мы не побоимся вытащить на белый свет свою любовь? Наверное, настоящее счастье.

Автор: Юлия Комарова

Источник: Матроны.ру

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика