Поиск
Искомое.ru

О семейном счастье и семейном несчастье. Часть2

Может ли быть счастлива семья, где муж и жена свели свои взаимоотношения только к выполнению долга, семейных обязанностей? Не печально ли слышать жене: «Мое дело — принести зарплату, твое — сварить обед. Чего же тебе еще?». И не всякий муж бывает в восторге, найдя вечером на столе записку: «Суп на плите, котлеты в холодильнике. Я ушла к Маше».

Не приятнее ли ему было бы сесть за накрытый стол, почувствовать заботу о себе во вкусе любимого блюда, поделиться в семейной беседе дневными заботами, выговориться, услышать ободряющее ласковое слово, может быть, совет? Ведь нигде так не может открыться человек, как перед своим вторым «я», перед супругой или супругом. А тут: «Ушла к Маше». Разве это встреча? «Что ж, пойду к Мише», — решит огорченный муж.

Любовь не ограничивает себя законом, она ищет, чем доставить радость. Помню, как в одно дождливое и пустое по плодам лето знакомая хозяйка каждый день ходила в лес, а вечером закрывала в малюсеньких, от детского питания баночках компот из горсти черники или пару соленых сыроежек для своего мужа Алеши. Всего два десятка ягодок в день, но в каждой из них — любовь. Вспоминается мне еще одна супруга. Выйдя из дома, она всегда могла быть уверена, что где-нибудь в ее сумочке, в кармане или книге лежит шутливая стихотворная записочка от мужа. Зная ее склонность к беспричинной грусти, он писал ей по нескольку таких записочек в день.

В семье нередко даже среди вполне безупречных отношений может родиться обида. Одна женщина очень тяготилась домашними хлопотами, да, видимо, она и не имела навыка в них. Но, пересилив себя, супруга делала в доме все необходимое. Каждую работу она выполняла не из любви к порядку, а из любви к мужу, ее вдохновляла надежда, что мужу будет приятно заметить то или иное в доме. А муж, конечно же, не замечал ее стараний. Ведь это так обычно — чистый пол, суп, скатерть, свежая рубашка. Это как бы само собой было всегда, от сотворения мира. Жена грустила и унывала, возможно, она ничем и не заслужила похвалы, но можно сказать хорошие слова и помимо заслуг, от любви.

«Не делай того, что печалит ближнего, но будь вежлив в обращении со всяким», — говорит преподобный Ефрем Сирин. Невнимание иногда печалит ближнего более, чем ссора. Не только женщины нуждаются в похвале и утешении, но и сильным мужчинам нередко нужна домашняя поддержка. Кто как не жена порадуется удачному делу, похвале начальника, предстоящей награде? И почему бы ей не сказать о своей радости? Или, напротив, промолчать, не обсуждать нечаянную ошибку мужа?

Милосердие в семье

«Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Мф. 5,7). Дела милосердия привлекают к нам милость Божию, за них мы удостаиваемся прощения грехов. В браке между супругами милосердие пребывает неотлучно. Оно пребывает в любви, заботе, прощении, сострадании. «Не по хорошу мил, а по милу хорош», — говорит пословица. Не только за прекрасные качества любим мы супруга, а по любви прощаем ему его недостатки, а, случается, и вину перед нами.

Любовь проявляет себя в сострадании немощам супруга, будь то болезнь, неумение что-либо сделать и даже греховная привычка. «Носите бремена друг друга и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6, 2), — учит апостол Павел. Все, что удручает милого нам человека, все его бремена, по закону любви тяготят также и нас. Сострадание побуждает нас помочь ему. Не осуждать, не раздражаться, а именно помочь.

Если супруг станет озвучивать каждую ошибку жены: «опять пригорело», «как обычно, забыла купить», «об этом тебя просить бесполезно», то этим он вряд ли поможет ей справиться со своей бесхозяйственностью. Ведь не всегда двоечник виноват в своей двойке, а если и виноват, то не каждый может ее исправить. «Научи, а потом обличи», — советует опыт. Исправлять двойку по ведению хозяйства (или другой грех) нужно точно так же, как двойку по физике — спокойное доброжелательное объяснение, домашнее задание, проверка исполнения. И, конечно, молитва. Молитва любящего поможет исправить любую «двойку».

В знакомой семье жена ни уговорами, ни гневными обличениями, ни презрением, ни угрозами не могла отлучить своего слабого мужа от греха винопития. В какой-то момент она даже отчаялась. Но однажды в храме ей попалась на глаза брошюра с акафистом иконе Божией Матери «Неупи-ваемая Чаша». Она купила ее, прочла, узнала о чудотворной иконе и поехала в Серпухов. Еще по дороге в монастырь она приметила двух привычно нетрезвых приятелей и мысленно усмехнулась: «Тоже, наверное, за тем же едут». Сама Лариса как-то не привыкла особенно сострадать пьяницам, насмотрелась дома на своего и потому несколько удивилась, когда двух ее попутчиков не только пустили в храм, но и позволили поскорее приложиться к образу. Здесь не осуждали, а сострадали грешнику. Но еще более удивилась она, когда кто-то из этих двоих, пребывающих в, казалось, бесконечном похмелье незнакомцев, достал из замызганного пакета припасенную заранее посудинку для святой воды и маленький пузырек для освященного маслица. Может быть, тогда впервые она почувствовала мужнину беду, его страдания, а не только свои. Она взяла водички, масла. Привезла домой. Стала терпеливо «отпаивать» мужа, молилась. Уже несколько лет он не пьет.

Сейчас во многих православных храмах устраиваются еженедельные чтения акафиста перед иконой Божией Матери «Неупиваемая Чаша». Если вам случится попасть на этот акафист, обратите внимание на молящихся. Большей частью это жены мужей-пьяниц. Со слезами стоит иная страдалица, не о себе она умоляет Владычицу, а о беспутном супруге, укравшем у нее радость жизни. Каждую неделю приходит она сюда, изруганная, обворованная, быть может, битая, но любящая. Простившая. Это удивительно, как «любовь… милосердствует» (1 Кор. 13, 4), прощает всякую вину, всякую обиду от любимого! Одна женщина вспоминала из детских лет: отец сильно пил, и мать часто ругалась с ним. Конечно, она была во всем права, но стоило ей, как последнее средство образумить мужа, крикнуть: «Разведусь!», и мое детское сердечко замирало, сжималось от горя, руки и ноги холодели, становилось невыносимо страшно: «Пусть он будет всегда пьяный, грязный, буйный, какой угодно, но пусть он будет!».

С любящим Бог. Но «если ты, человек, не прощаешь всякого согрешившего против тебя, то не утруждай себя постом и молитвой. Бог не примет тебя» (преподобный Ефрем Сирин).

Сострадать, то есть страдать вместе, разделять горести, выпадающие на долю семьи,— супружеский долг. Он естественно свойственен любящим супругам. В то время как упреки в какой-либо независящей от супруга неустроенности, например, в бедности, многоразличные обвинения — «из-за тебя», не назовешь иначе, как предательством. Даже, когда по неумышленной вине или неосторожности одного из супругов семья попадает в невыгодное для нее положение, теряет какую-то привилегию или достаток, то другому супругу уместнее посочувствовать виновнику беды, уже наказанному общим убытком, «простить его и утешить, дабы он не был поглощен чрезмерною печалью» (2 Кор. 2, 7), как советует Апостол. Кто оказывает милость ближнему, тот найдет милость у Господа, но «суд без милости не оказавшему милости» (Иак. 2, 13), — напоминает святитель Иоанн Златоуст. Милосердие — не только залог будущего помилования, оно уже здесь, на земле усвояет нам счастье ровного расположения духа, чистой по отношению к ближнему совести, душевного покоя. Это поистине милость Божия.

Взаимная уступчивость

Соединенные в «одну плоть» (Быт. 2, 24), супруги все же имеют каждый свой характер, свои привычки да и свои грехи. Эти иногда совсем мелкие «разности» и бывают причиной многих недопониманий и конфликтов. «Если ты — это я, то почему ты не любишь клюквенный кисель?» Действительно, почему? Не сразу и не вдруг меняются вкусы и привязанности. Но терпение и взаимная уступчивость обязательно сгладят в семье начальные шероховатости, создадут атмосферу благодарности и погасят ссоры. Конечно, уступчивость мужа должна восприниматься женой, как свободное проявление любви, которая «не ищет своего» (1 Кор. 13, 5), а не как передача ей семейной инициативы. Потому что «досада, стыд и большой срам, когда жена будет преобладать над своим мужем» (Сир. 25, 24).

Любящие супруги не станут отстаивать, как последний бастион, свое право любить голубые занавески или живопись Ван Гога. И поэтому очень скоро их взгляды на многие вещи становятся общими. Тут, смотришь, появляются у них и семейные блюда, и особый домашний стиль, и схожие вкусы. Разногласия же по более серьезным проблемам уже не принимают форму сражений, но это семейное обсуждение, совет. «Как нет ничего выше любви, так, напротив, нет ничего хуже ярости и гнева. Лучше пренебречь полезным и необходимым, чтобы избежать гнева» (преподобный Иоанн Кассиан Римлянин).

В своей семье муж и жена могут достичь согласия, договориться о всяком деле. Даже там, где нет единства взглядов. Ведь самоотверженность обязательно присуща любви. Как принесенный от любви дар одинаково счастливит и того, кто дарит, и того, кто его получает, так уступчивость — дар своего согласия с милым — радует обоих супругов. Нередко семейное обсуждение привлекает внимание кого-нибудь из родных и близких. Чаще всего родителей. Здесь мамам и папам нужно быть очень осторожными, чтобы своим вмешательством не разрушить единомыслия в молодой семье.

Преподобный Амвросий Оптинский говорил: «Ум — хорошо, два — лучше, а три — хоть брось». И, действительно, Между супругами согласие может быть достигнуто по любому вопросу. Путем ли длительных обсуждений, уговоров или просто любезной уступки. Это согласие полюбовное, и никто не чувствует себя ущемленным. Но с вмешательством третьего лица согласие зачастую становится вынужденным. Двое против одного. В таком случае для кого-то из супругов пренебрежение его мнением может показаться несправедливым. Если подобные ситуации «легкого» давления чьих-либо папы или мамы будут частыми, то в обиженном супруге может развиться мелочное упрямство, желание обязательно настоять на своем во всякой несущественной мелочи, как бы в противовес другим недобровольным уступкам. А скапливающиеся обида и раздражение обязательно усложнят отношения как с родителями, так и между супругами.

Родные и близкие

Обычно молодые хозяева очень тревожатся за суверенитет своего дома и болезненно воспринимают родственную, то есть слишком откровенную критику и настойчивые советы родных. Старшее поколение поступит мудро, если станет снисходительнее смотреть на фасон мебели или дверных ручек в доме своих детей, если не будет навязывать необходимость включить или исключить из быта молодой семьи те или иные мелочи. «Будем выше всего ценить единодушие в семье и все будем делать так и направлять к тому, чтобы в супружестве постоянно сохранялись мир и тишина», — эти слова святителя Иоанна Златоуста можно адресовать как супругам, так и их близким, ведь мир в семье немало зависит от отношений с родными, с родителями и от отношения родителей к семье детей и к их дому.

Забота о детях не прекращается с вступлением их в брак. Но она принимает иные формы. Теперь уже неуместны постоянная опека и подсказка. На многие ошибки просто придется закрыть глаза, дать возможность детям «насладиться» самим некоторыми жизненными синяками и ссадинами. Хозяйственные советы также должны иметь свою меру.

Кстати, именно ничем не оправданное мелочное вмешательство в чужое хозяйство часто и приводит к противостоянию невестки и свекрови, зятя и тещи, а бывает, что матери и дочери. Конечно, у иной мамы вполне хватит сил, вкуса и умения не только на свой дом, но и на дом дочери, дом невестки. Пожилая женщина имеет и опыт, и навык, но… Сколько счастья, сколько покоя, сколько надежд в словах «мой дом»! Один из главнейших этапов жизни — иметь свой дом. Закончить школу, получить профессию, жениться, иметь свой дом. Каждая девочка играет в «свой дом», каждая женщина надеется, что когда-то у нее будет своя кухня, свои окна, свой сервант.

Она повесит на окне свои занавеси, расставит в серванте свои вазочки, чашки. Пусть даже она это сделает безвкусно или беспорядочно. В этом своем безвкусном беспорядке столько радости! Не грех иметь синие, желтые, зеленые или полосатые обои, грех — печалить хозяйку недоверием к ее вкусу, тяжеловесными настойчивыми советами на правах родни. Ведь совет можно рассматривать как милосердное участие лишь тогда, когда он дается один или два раза. Если даже самый полезный совет повторяется несколько раз, то это уже посягательство на свободу того, кому он дается. Стоит ли ценой печали и уныния насаждать в чужом доме свой взгляд на пирожки и сковородки? Близкое родство располагает к простоте обращения.

Но простота все же не исключает некоторого такта. Ведь говорят же о некой простоте, что она хуже воровства. Одна свекровь жаловалась на невестку, что та бывает холодна и не особенно разговорчива с ней, что никогда сама не позвонит, не расскажет, как дела. Холодность и даже грусть невестки при встрече с матерью мужа не были изначальными, но появились как результат слишком откровенных оценок свекровью хозяйственной деятельности или бездеятельности молодой хозяйки. «Я ж ей по-простому, по-родственному говорю, а она обижается. Что уж, я и сказать не могу, я ведь не к соседке пришла, а к сыну в дом». Вот-вот, соседку то мы пожалеем, а свои пусть прощают. Но «в том и благородство, в том и свобода, чтобы никому не говорить ничего унизительного, хотя бы иной и был достоин этого» (святитель Иоанн Златоуст).

Причиной неприязненных отношений к родным и близким может быть основанное на опыте или безосновательное подозрение в том, что те могут оказать неблагоприятное для семьи влияние на супруга или супругу. Наговорить, настроить. Мне случалось много раз слышать рассказы о «кознях» свекровей или тещ, тестей, золовок и прочей родни. Чаще всего это домыслы, фантазии, но, к сожалению, от них не так-то просто отмахнуться. Стоит подозрениям укорениться в сердце, как возникает целая лавина: пропадает простота, рождается лукавство, появляются обиды, а затем и жалобы, несправедливые упреки, клевета, ненависть. То-то радуется бес, когда в сознании добровольной жертвы своей неприязни прямое становится кривым, правда — ложью, добро подозревается во зле, простота в лукавстве. «Нашего полку прибыло!» — вопит он, прыгая за спиной разобиженной невестушки или тещи. «Лукавый человек — соимянник и сообщник диаволу, потому что и Господь научил нас называть диавола лукавым», — читаем у преподобного Иоанна Лествичника.

Особенность таких подозрений в том, что их трудно доверить и обсудить с супругом или супругой, так как они касаются близких им людей. Также трудно и самому разобраться в своих подозрениях по предвзятости мнения, по приверженности к себе. Однако можно посоветоваться с духовником и обязательно нужно молиться о подозреваемом или причинившем досаду родственнике. «По мере того как будешь молиться за оклеветавшего, Бог будет открывать соблазнившимся истину о тебе» (преподобный Максим Исповедник).

Когда-то только в деревнях, а теперь уже и в городской среде стало частым обвинение неполюбившегося родственника в колдовстве. Обычно обвиняют женщин. «У снохи мать-то ведьма, они сына-то приворожили, а теперь издеваются, он раньше таким не был». «У меня свекровь, видно, колдует, мужа хочет со мной разлучить». «Как отдам детей бабушке, они обязательно после заболеют, может, она как-то на них действует?» Ну, что тут скажешь? Можно только предостеречь: «если жалоба несправедлива, то делается клеветой» (святитель Григорий Богослов) и напомнить слова Спасителя: «каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мф. 7, 2). Обычно подозрения в «заговорах» и «наговорах» имеют под собой одну почву — нечистую по отношению к подозреваемому совесть, когда ненавистными становятся уже не поступки, а сам человек, что бы он ни делал. Во избежание трагической ошибки, пособничества демону, «ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8, 44), разумнее поискать причину несчастий не у сватьи или тещи, а гораздо ближе — в себе.

Беда семьи, когда родители после брака сына или дочери не хотят ограничить своего влияния на чадо, объясняя это тем, что никак нельзя доверять дочь неразумному мужу, что нельзя допустить, чтобы жена-мотовка совсем задурила голову сыну. Если родители пытаются объяснить своему ребенку особенные, замеченные ими дурные свойства или черты характера его жены или мужа, они вместо помощи принесут своему детищу только горе. Любящему человеку совсем не нужно знать о недостатках любимого, ему это всегда больно.

Неспокойные мамы и папы иногда, чтобы избежать доверчивости влюбленного чада, придумывают особые тонкие способы «открыть глаза» сыну или дочери на своего избранника. Разворачиваются целые семейные интриги, не с целью разлучить, а с целью как-то обезопасить свое дитя от возможных дурных действий супруга. Есть и еще одна форма «защиты» ребенка от «жестокого мужа» или «бездушной жены» — это постоянная поддержка его в семейных ссорах и неурядицах. Не в смысле жалости, а в смысле объединения против супруга. В таком случае семья очень быстро делится на два враждующих лагеря. Молодые супруги, чтобы избежать подобных войн или семейных интриг, поступят разумно, если не будут «выносить сор из избы», станут избегать жалоб, не будут обнажать недостатки избранника. Всякие же осудительные в отношении мужа или жены речи следует сразу же пресекать, даже если они говорятся любимой мамой или милым отцом.

«Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть» (Быт. 2, 24), — говорит Господь, полагая условием создания брака оставление прежней семьи. Это совсем не значит, что надо бросить своих родителей, перестать с ними общаться, не помогать им, а означает переход в новое, более близкое родство. Если мать и дитя — это первая степень родства, то муж и жена — это нулевая степень родства. Это одно целое. Одна плоть. Для мужа нет человека ближе жены, для жены нет человека ближе, чем муж. «Тайна сия велика» (Еф. 5, 32). Не противостоять этому таинственному единению, противопоставляя одного супруга другому, но, напротив, содействовать ему своими советами, молитвами, заботами — вот лучшая опека любящих родителей.

В негативной оценке характера нового родственника, как правило, виновата обычная ревность. Рассказывала одна женщина. Когда брат ее женился, то жена его вначале не вызывала у родни никакой неприязни. Но постепенно взгляд на невестку стал определяться. Она уже казалась капризной, неумной, бессердечной и лукавой женщиной. В каждом ее действии теперь виделся какой-то особый умысел. Моя рассказчица очень жалела своего «несчастного» брата. Хорошо еще, что молодая семья жила отдельно, и отношение к невестке не имело поводов обнаружиться. Неожиданно брат умер. Теперь делить стало некого, и словно пелена упала с глаз. Ненавистная родственница явилась совсем в ином свете. «Стало понятно, что это ревность очернила в нашем сознании простую, разумную и душевную женщину», — закончила моя знакомая свой рассказ.

Самая горькая обида

Особый род вины в браке — супружеская измена. Грех прелюбодеяния настолько мерзок, что оскорбленному супругу позволяется покинуть обидчика, развестись с ним (см. Мф. 5, 32). Но супружеская измена — это не всегда брачно-любовные отношения с третьим лицом. Изменой можно назвать любое свободное от супружеских уз состояние. К нарушению супружеской верности вполне относятся флирт, кокетство, известные нескромные разговоры, холостяцкие развлечения. Эти привычные в наше время «вольности» возникают тогда, когда супруг (либо супруга) как бы покидают на время свое брачное положение и переходят на холостое. Но брак — состояние постоянное и таких временных «отлучек» не терпит. Именно на этой почве происходят в семье самые яростные споры, рождаются самые горькие обиды.

При этом надо заметить, что в привычном, никогда не исчезающем даже при долгом расставании чувстве несвободы, в неизменном ощущении себя супругом мы переживаем одну из удивительных радостей брака. В дневнике священника Александра Ельчанинова есть такая запись: «Истинная любовь переживает как измену и грех против любимого человека всякое наслаждение, всякое сильное впечатление, пережитое врозь, всякое общение с другими людьми — даже принятие пищи, приготовленной чужими руками. В любви — действительное, реальное слитие воедино; отсюда и эта боль всякого разделения, всякого небытия воедино».

Мне вспоминается знакомый священник. Как-то после долгих уговоров и просьб своей матушки он согласился купить себе костюм. Уже держа в руках покупку, он никак не хотел покинуть магазин, а все упрашивал матушку, чтобы та купила себе шляпу, чем очень смешил ее, потому что шляп матушка не носила. Но отец Геннадий не мог один переживать радость обновки, ему непременно хотелось, чтобы и у жены его было немножко личного приятного переживания.

Измена или даже подозрение в измене порождает ревность. «Не будь ревнив к жене сердца твоего, и не подавай ей дурного урока против тебя самого» (Сир. 9, 1), — учит Священное Писание. Ревность — это страшный зверь, пожирающий покой, свободу и саму любовь. Ревность лишает счастья и ревнивца, и того, кого он ревнует. А если кто подает повод к ревности, то он подобен поджигающему свой дом. «Жесток гнев, неукротима ярость; но кто устоит против ревности» (Притч. 27, 4), — говорит Премудрый.

Когда мужа или жену беспокоит что-то в поведении супруга, то лучше сразу же прямо переговорить об этом, может быть, объяснение как-то развеет подозрения. Если этого недостаточно, то любящий супруг постарается изменить, насколько возможно, обстоятельства, вызвавшие беспокойство. Изменит манеру общения с каким-то человеком или сократит время бесед; может быть, просто откажется от встреч с ним. Ведь семейный покой важнее всякого удовольствия. Такие супружеские исповеди-беседы очень важны, потому что помогают пресечь зло в самом начале. Кроме того, они могут указать на некоторые, не всегда заметные опасности. Так, например, когда-то усвоенный кем-то из супругов тон бесцельного кокетства может поставить его в двусмысленное положение перед людьми, с которыми он общается, посеять в ком-то надежды на особые отношения, даже побудить к действию. Тон игривого, кокетливого разговора может быть нечаянно перенят от собеседника или собеседницы. Однако, независимо от своего происхождения, он способен соблазнить кого-то из свидетелей на домыслы, развивающиеся в сплетни, а это, независимо от доверия к ним, всегда обидно для супруга.

Немного людей ставят себе целью супружескую измену, но все чаще встречается грех «случайного» («невольного», «незапланированного») прелюбодеяния. Обычно это происходит от того, что человек не видит опасности тех или иных ситуаций, не уходит от них, надеясь на твердость своих убеждений. «Не выходи навстречу развратной женщине, чтобы как-нибудь не попасть в сети ее. Не оставайся долго с певицею, чтобы не плениться тебе искусством ее. Не засматривайся на девицу, чтобы не соблазниться прелестями ее… Отвращай око твое от женщины благообразной и не засматривайся на чужую красоту: многие совратились с пути чрез красоту женскую; от нее, как огонь, загорается любовь. Отнюдь не сиди с женою замужнею и не оставайся с нею на пиру за вином, чтобы не склонилась к ней душа твоя, и чтобы ты не поползнулся духом в погибель» (Сир. 9, 3-5, 8-11). Нет ничего предосудительного, если что-либо похожее повторит жена мужу или муж жене как предостережение в особый момент. Это не пустая ревность, а забота о своем семейном достоянии.

Если же муж или жена, заметив в себе ревнивое чувство или тревогу, не сможет сказать об этом супругу, а тот заметит эту болезненную реакцию на некоторые действия или лицо, то пусть он сам (или она), не обижаясь незаслуженным подозрением, начнет такой разговор или, мысленно разобравшись в ситуации, по возможности, упразднит ее. В ревности следует как можно быстрее покаяться на исповеди, чтобы не дать ей вырасти, как раковой опухоли и завладеть всем существом. «Люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее — стрелы огненные» (Песн. 8, 6).

Ревность не всегда возникает как реакция на реальную ситуацию. Чаще это реакция на предполагаемую возможность такой ситуации. Она начинается с недоверия супругу, то есть, фактически, с клеветы на него. Бороться с такой болезненной ревностью очень трудно, так как невозможно устранить внешнюю причину ее, причина находится в самом ревнивце. Относиться к подобному несчастью нужно с состраданием, как к душевному недугу, а «лечить» его следует исповедью. Ревнивым чувством диавол пытается уязвить каждого человека, но не всегда ему это удается.

Одна женщина, никогда не замечавшая за собой ревности, неожиданно во время долгой болезни стала ревновать мужа. Ее саму удивляло настойчивое внимание, с которым она прислушивалась к его телефонным переговорам, она до минуты просчитывала время его внедомашних занятий. Бедная супруга, как заправский криминалист, выспрашивала, сопоставляла, анализировала. Будучи нездоровой, она некоторое время не могла попасть на исповедь к духовнику и очень страдала, хотя где-то и догадывалась о бесовских нападках. Через некоторое время появились и «доказательства» вины мужа. Ночью позвонила какая-то женщина. Через пару дней опять. Потом еще. После одного такого звонка муж уехал. Не знаю, допрашивала ли жена его по возвращении или нет, но вскоре бедная страдалица все же попала в храм к священнику на исповедь. Это несчастье случилось с грамотной, церковной супругой, и поэтому она каялась в своем грехе, а не жаловалась на грехи мужа. В тот же день она, подняв на телефонный звонок трубку, услышала в ней хорошо знакомый голос сотрудницы мужа, обязанностью которой было сообщать ему время очередного заказа на работу. Это ее голос в безумном волнении не узнавала несколько дней назад попавшаяся на бесовскую проделку женщина. Но для нее эта история оказалась хорошим уроком.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Автор: Протоиерей Сергий Николаев

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика