Поиск
Искомое.ru

О терпящих и «терпилах»

07-atac

Ситуация, когда женщина выступает в роли терпящей, для российских семей довольно обычна. Поговорку «бьёт — значит любит» забудут ещё не скоро.

Есть такое недоброе, нехорошее словечко из уголовно-полицейского арго — «терпила». По своей этимологии оно восходит к «потерпевшему» как объекту преступления, а в более широком смысле обозначает того, кто терпит в отношении себя несправедливость или насилие, не имея достаточно храбрости или силы, чтобы защищаться. «Терпила» — это слабак или трус; в любом случае это слово имеет уничижительный характер и обозначает одну из граней отношения к тому, что обычно зовётся «добродетелью терпения».

Терпение обычно понимается как способность воздержаться от действий в момент, когда это сложно. Не рассердиться, не заплакать, не закричать, не сказать что-то, а перетерпеть острый момент, подчиняясь каким-то соображениям, выходящим за рамки текущей ситуации. И эти соображения могут быть как возвышающими человека, так и унижающими его.

Этот краткий экскурс в субкультурную лингвистику необходим в качестве отправной точки рассуждения о том, как мужчины относятся к ситуации, когда женщина терпит.

А ситуация, когда женщина выступает в роли терпящей, для российских семей довольно обычна. Мужской идеал в России изрядно брутален и легко скатывается в жестокость и показную суровость, в то время как для женщины исстари добродетелью считается способность долго ждать, смиряться, знать своё место и бесконечно терпеть. И хотя времена несколько изменились и над невестой родственники больше не рыдают навзрыд, брачная жизнь по-прежнему представляется для женщины испытанием, и довольно суровым. Поговорку «бьёт — значит любит» забудут ещё не скоро.

В православной же части населения строительство схемы, в которой мужчина выступает в роли агрессора, а женщина эту агрессию терпит, порою объявляется делом не только дозволительным, но даже и желательным. Склонность видеть образец для подражания во временах древних, когда домашнее насилие в виде права хозяина дома физически наказывать всех остальных было нормой отношений между людьми, присуща православным в большей степени, нежели людям иных исповеданий. Действительно, именно эти прошлые времена и характеризовались всеобщей, а не фрагментарной, как ныне, церковностью.

Однако вопрос, на который хотелось бы поискать ответа, — не о терпении как таковом, а о том, что думают мужчины, если женщина бесконечно терпит. Не обязательно агрессию, а любые иные проявления, до «разбросанных носков» включительно. И тут речь пойдёт о том, что терпеть можно по-разному.

Можно терпеть с радостью о преодолении трудностей — так терпят туристы плохую погоду, и тогда женщина будет вдохновлять мужчину бороться и не сдаваться. Можно со смирением и пониманием — так терпят подвижники приходящие искушения, и это дает им мудрость и стойкость. Можно терпеть, «как терпит белая бестия унтерменша в коросте, прикованного к ярму», — и это иногда необходимо. Можно вдохновляться аскетическими, религиозными, социальными идеалами, корыстными соображениями или культурной традицией. В конце концов, терпение как умение быть выше сиюминутных эмоциональных порывов — одна из важных христианских добродетелей.

Но только один путь терпения с почти стопроцентной вероятностью очень плохо заканчивается. Это терпение «потому что я плохая и со мной иначе нельзя». Когда бесконечное терпение унижений и агрессии воспринимается как должное и естественное положение вещей.

Во-первых, подобное отношение ведет к бесконечной эскалации насилия: если агрессора никто не останавливает, то повод в очередной раз «сбросить негатив» найдется всегда, и с каждым разом он будет заходить немного дальше. Бесконечное согласие и терпение развращает насильника, выдает ему индульгенцию на любые дальнейшие действия.

А во-вторых, если вести речь об отношениях между мужчиной и женщиной, подобное терпение со стороны женщины приводит не только к боли, но и к разрыву отношений. Бог с ним, что подобные отношения неравноправны и не способствуют ничьему душевному здоровью — они ещё и постепенно закончатся. Ведь если кто-то считает себя «плохим», он не может не сообщать о том окружающим. Но если человек сам себе не нравится, сам себе не интересен, не важен и не нужен — то с чего кому-то еще любить и ценить его? Это возможно только в краткосрочной перспективе, пока человек видит в другом не его самого, а скорее какую-то собственную фантазию. Если женщина своим поведением постоянно сообщает мужчине: «Я плохая!» — то рано или поздно он спросит себя, а не достоин ли он лучшей?

Всё это тем более трагично, что во многих случаях именно страх потерять мужчину и заставляет женщину вести себя как существо, лишенное даже минимального собственного достоинства. Вера в терпение как главную женскую добродетель делает из просто терпеливой и выдержанной подруги жалкую и лишённую минимальной интересности «терпилу», годную только для срыва злобы, не стоящую ни уважения, ни любви.

Никого и никогда не любили долго только за то, что они отказывают себе в чувстве собственного достоинства и не считают себя вправе жить иначе как под плинтусом. Поэтому не надейтесь, что бесконечное терпение кого-то к вам привяжет — привязать оно может только человека глубоко патологичного, исключительно высоко ценящего свое право на агрессию.

Поиск гарантий в отношениях всегда оборачивается провалом и гибелью любых личных отношений. Любой вариант, в котором люди начинают действовать не как люди, а как функциональные единицы, чреват тем, что функциональные отношения, как более простые, вытеснят человеческие, требующие риска и смелости. И отношения агрессора и «терпилы» тут не исключение.

Автор: Владимир Берхин

Источник: Матроны.ру

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика