Поиск
Искомое.ru

«Обливион»: Кого взорвать?

 Ко всякой книге, ко всякому фильму можно относиться и как к произведению искусства, отмеченному силой таланта их творцов (или же всей мощью их бесталанности), и как к собранию определенных идей. А по нынешним временам каждый второй масштабный голливудский проект имеет явную идеологическую подпитку – либо политическую, либо религиозную.

Если мы сталкиваемся со вторым, то религиозность, дающая основу для идейной пропитки фильма, очень редко – христианская. Чаще это либо эзотерика, либо какое-нибудь «новое духовное движение», либо «вселенская атеистическая церковь», где положено веровать в отсутствие Бога, либо в Его злокозненность.

Недавно вышедшая на экраны голливудская фантастическая кинокартина «Обливион» (переводится как «забвение») не является исключением ни в малой мере. За приключенческим сюжетом, основанном на простеньком комиксе, в полный рост просматривается мировоззрение сайентологов. Впрочем, трудно было ожидать чего-то другого: в главной роли – Том Круз, которого пресса не без основания величает «Геббельсом от сайентологии».
 

Эта идейная суть упрятана внутрь «фантика» очень высокого качества. То, КАК снят «Обливион», заслуживает самых добрых слов. Видеоряд фильма – посткатастрофное будущее Земли, точнее говоря, пустыня над развалинами Нью-Йорка. И картины известных небоскребов, ушедших по грудь в землю, библиотеки, соединяющейся с поверхностью с помощью одного лишь колодца, могучего флота, заброшенного и ржавеющего на суше, лишенной всякой растительности, — оставляют сильное впечатление. Точно так же и быт семейной пары, живущей над платформе высоко над пустыней: сверкающая техника, чистота, доходящая до стерильности, культ «эффективной команды», которая оптимально ведет себя во всем, даже выбирая себе одежду и развлечения, даже… осуществляя «супружеский долг». Сделано с большим вниманием к деталям – быт современной состоятельной семьи, со всеми ее запросами, формируемыми социальным статусом, гипертрофирован, доведен до логического завершения. Очень красиво и очень холодно. В противоположность ему подано тайное жилище главного героя – хижина близ озера, в том месте, где ожила зелень, исчезнувшая почти повсеместно в результате глобальной разрушительной войны. Книги, хорошая музыка, покой, творческий беспорядок… тепло.

Иными словами, надо отдать должное создателям видеоряда, — они выполнили свою работу идеально, сделав «Обливион» весьма привлекательным для зрителя.

Но.

Это КАК сняли. А вот ЧТО сняли, РАДИ ЧЕГО потратили колоссальные средства на «волшебные картинки», не вызывает ни малейшей симпатии.

«Обливион» — аналогично «Матрице» — отучает зрителя воспринимать мир вокруг него как объективную реальность. Ему внушается: «То, что ты видишь, то, что ты слышишь, то, что хранится в твоей памяти, то, к чему ты традиционно привязан, – ложь, фальшь, подделка! Тебя нагло используют, заморочив голову. Вся твоя вера – надувательство. А твоя семья – инструмент закабаления. Идеалы, которым ты служишь, — программа, навязанная тебе извне. Государство, которое тобой руководит, — монстроидальная машина. Восстань, восстань же!»

Кульминация фильма: главный герой и седой мудрый негр (лидер повстанцев, при виде которого в кинозале принялись хихикать: «Обама пережил всех!») прилетают на вражеский звездолет, добираются до сердца космического корабля и с пафосными речами взрывают бомбу. Ну… здравствуй, «День независимости»! Как же любят американцы еще и еще раз использовать «кассовые» сюжетные конструкции. В одном фильме прошло – так попробуем в дюжине фильмов… Но дело тут не только в повторе – редко ли Голливуд повторяет сам себя? Все привыкли. Дело тут в другом. Собственно, что они взорвали? Условно, в центре корабля находится некий инопланетный разум – ИскИн (искусственный интеллект), руководящий захватом иных миров с непонятной целью. Что-то он выкачивает из Земли, воду, прежде всего, — неясно, зачем. Сценарий «Обливиона» изобилует местами, лишенными логики или просто темными из-за отсутствия пристойных объяснений. Да и это не столь уж важно – ну, сценарные ляпы, где их нет в боевиках?

Стоит обратить внимание на то, как выглядит и какими смыслами нагружен ИскИн, приговоренный к казни. Это темная коническая глыба с красной лампочкой на боку, страшно похожая на пирамидку с глазом, которую американцы по странной прихоти лепят на своих деньгах. Рядом с ней — напоминаю! – на долларах стоят слова: «Мы верим в Бога». В какого бога верили люди, придумавшие такое изображение, им виднее. К Богу-Троице, к Богу христиан он имеет не столь уж прямое отношение. Но хотя бы вид связи с Богом истинным это изображение имеет, притом самым отчетливым образом. А в фильме сама пирамидка нагло говорит герою: «Я твой Бог, я тебя создал!» И тут ее разносят в щепы.

По ходу действия зрителю становится понятным, что ИскИн клонировал из двух космонавтов-землян целую армию одинаковых мальчиков и девочек, которые потом с прочищенной памятью воевали со своими же. Их приучили жить по правилам, знать закон, любить ближнего (то есть, они, в сущности, любили друг друга парами – одинаковые мальчики одинаковых девочек). Но в душе-то у них — другая, истинная, не «по правилам» любовь! Вот одного из них повстанцы и раскрутили «на любви не по правилам», сделав своим союзником. Он-то в конечном итоге и добрался до лживого инопланетного ИскИна. Так что он, по сути, разнес? Из соображений «истинной любви» он убил Бога. Бог ему что? Мешал «истинно любить». Лгал. Не спросясь, создал. Навязал правила. Дал прекрасную женщину для семейной жизни. Использовал с непонятными целями. Значит Бог — чужак! Не наш! Конечно, это «бог», нарисованный воображением режиссера, сценаристов, художников и т.п. И такого «нарисованного», чудовищного «бога», убить, разумеется, не зазорно.

Вот только… другого-то Бога, Бога истинного во вселенной этого фильма нет. И ассоциация у «бога» в «Обливионе» довольно четко связана с традиционными представлениями мира земного, а значит, и с христианством.

А это значит, что у создателей кинократины получилась до крайности навязчивая агитационная картинка, этакая пропаганда, зовущая применить навыки главного героя в реальной жизни. Эта агитация считывается моментально: Бог — ложь, Бога — убей, Бог — правила, а ты должен знать только свою «истинную любовь». Ну и, по убывающей: законы, семейные устои, честный труд — все это закабаление человека! Все разрушить. А хорошо и правильно — любиться на природе, у озера, там, где зеленя и музыка.

Элементы антуража, попавшие в фильм, позволяют с уверенностью отнести его «идейную программу» к писаниям сайентологических мудрецов. Там у них и «забвение» через стирание памяти, и вкладывание в память людей ложных образов, и своего рода «имплантация» руководящих программ, и установка на разрыв традиционных связей, и многое другое, ясно выложенное в «Обливионе». Вплоть до мелочей: включение сильного света и у сайентологов, и в этом фильме предшествует процессу насильственного лишения памяти. Так что сомневаться в том, «откуда дровишки», не приходится.

Остается резюмировать: «Обливион» — еще один образец «программного продукта», рассчитанного на уничтожение той традиционной нравственной основы, которой жив человек. Его бомбардируют «истинной любовью», из него взращивают революционера с дубиной, предназначенной для сокрушения культуры, в нем корчуют способность завести настоящую теплую семью, его, разумеется, лишают веры, объявляя ее «иллюзией», «программой управления» и т.п. И до такой степени это в сотый раз об одном и том же, и до такой степени это хорошо знакомый запах серы, несколько отбитый ароматом дешевого одеколона, что вывода здесь никакого не нужно. Который век без конца повторяющаяся песня начинается обещаниями «истинной любви» и «величайшей свободы», а заканчивается пошлым переделом ценного имущества и величайшим рабством…

Скучно, господа, скучно.

И будь «фантик» в сто раз красивее, все равно было бы скучно.

 

 

Автор: Дмитрий ВОЛОДИХИН

Источник: http://www.nsad.ru 

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика