Поиск
Искомое.ru

Первый стакан наливает… семья

Интересно, как много супругов могут сейчас назвать свою семью здоровой? Для скольких семей сейчас характерны сильная родительская позиция с ясными семейными правилами; гибкие, открытые взаимоотношения между младшими и взрослыми членами семьи с четкими образцами поведения и отношений, сохранные эмоционально теплые связи между поколениями? 

На протяжении веков проблема употребления наркотических веществ не вызывала в обществе такой большой озабоченности, как в настоящее время. Это объясняется несколькими причинами. Во-первых, наркотики использовались в разных культурах, как правило, ограниченно, лишь для осуществления религиозных обрядов и определенных ритуалов. Во-вторых, употреблением наркотических веществ увлекалось небольшое количество взрослых людей, у которых была осознанная цель их употребления. В-третьих, потребители наркотических веществ были отделены от общества, образуя замкнутые группы. И никогда еще, вырвавшись на простор, наркотики не несли столь большую опасность для общества.

Помимо ширящегося распространения, наркотиков, можно наблюдать крайне тревожную тенденцию неуклонного омоложения потребителей ПАВ (психологически активных веществ). По последним данным, 97% первых проб ПАВ приходится на возраст до 17 лет, а основная масса — на 14 — 15 лет. Участились случаи приобщения к психоактивным веществам детей 10 — 13 лет, отмечены случаи употребления ПАВ детьми 6 — 7 лет. Истоки ранней наркотизации могут быть самыми разными и определяться как внутренними (индивидуальный характер реакции на алкоголь, отягощенная наследственность, пограничные нервно-психические расстройства, деформированная система интересов и ценностей, внутриличностные проблемы и т. д.), так и внешними (алкогольные традиции семьи, неблагоприятные микросоциальные условия в коллективе, межличностные конфликты и т. д.) причинами. 

Можно долго отстраненно рассуждать по поводу причин приобщения детей и подростков к ПАВ, можно еще обвинять государство в отсутствии твердой и эффективной антинаркотической политики. Только изменится ли ситуация? Да и зависит ли что-либо от нас? Зависит ли что — либо лично от меня? Мой-то ребенок уж точно никогда не будет пить водку или пробовать наркотики! Это в других семьях ребенок может пристраститься к употреблению того или иного психоактивного вещества, а с моим чадом такого быть просто не может. Но возникает очевидный вопрос: если одним из основных факторов риска приобщения подростка к ПАВ может оказаться семья, то как можно быть уверенным в безопасности своего чада?

Интересно, как много супругов могут сейчас назвать свою семью здоровой? Для скольких семей сейчас характерны сильная родительская позиция с ясными семейными правилами; гибкие, открытые взаимоотношения между младшими и взрослыми членами семьи с четкими образцами поведения и отношений, сохранные эмоционально теплые связи между поколениями? Риторический вопрос, если учесть, что по различным источникам до 65% брачных союзов распадаются. В таких семьях у ребенка формируется установка «меня не любят и от меня отказались потому, что я плохой». А дальше все просто: » я плохой, все ждут от меня плохого поведения, я ничего хорошего не достоин — я оправдаю ваши ожидания!». Зачастую, в распавшихся семьях дети и подростки могут прибегать к употреблению ПАВ с целью восстановить распавшиеся или конфликтные отношения, надеясь, что уж такую проблему мама и папа будут решать совместно.

Теперь поговорим о не распавшихся семьях.

Можно ли построить статистику, сколько среди них конфликтных или дисфункциональных семей? Интересно сколько есть полных асоциальных семей с наркологическими проблемами и противоправным поведением членов семьи? Трудно было бы предположить, что в таких семьях у детей сформируется социально приемлемая система ценностей и адекватная самооценка. Да и формирующиеся «образцы поведения» вряд ли позволят детям построить счастливое, трезвое будущее. Но беда в том, что и в, казалось бы, непьющих семьях дети в тот или иной момент пробуют спиртное, а то и что похуже. Одна из важных семейных проблем, способная подтолкнуть ребенка к употреблению ПАВ — неадекватные стили семейного воспитания. Вот наиболее характерные из них:

Гиперпротекция доминирующая

Гиперопека (синоним: гиперпротекция) [греч. hyper над, сверх] стиль воспитания и взаимоотношений в семье, при которых ребенка чрезмерно опекают и контролируют.

Директивный стиль воспитания, он выражается в постоянном контроле над любыми проявлениями поведения ребенка с недоверием к «правильности» его самостоятельных поступков.

Родители становятся подозрительными, агрессивными, возникают частые конфликты, упреки в адрес ребенка в неблагодарности. И как бы не объясняли мы свои поступки — заботой, любовью, желанием добра — это неверный стиль воспитания.

У подростков быстро формируются формы протестующего, вызывающего поведения, закрепляется патологическая лживость.

Причиной обращения в Центр 13-летней Алены было злоупотребление алкоголем. Отец воспитывал девочку «в строгости». Постоянно контролировал любые действия девочки: правильно ли расположила столовые приборы накрывая на стол; во время ли пришла со школы; с кем общалась в течение дня; какие отметки получила. В случае, если отца не удовлетворял результат действий дочери, он не гнушался физическим наказанием. Результат: наряду с любовью к отцу в сердце дочери поселились страх и ненависть (на индивидуальной беседе Алена призналась, что однажды она даже пыталась «заказать» избиение отца своим «друзьям»). Жить в условиях гиперопеки подростку трудно. Тут и приходят на помощь «друзья», имеющие опыт использование алкоголя, как средства решения проблем. Да и отцу отомстить, став алкоголичкой, тоже можно!

Гиперпротекция (гиперопека) потворствующая

При этом стиле воспитания родители или один из них (чаще мать) уделяют ребенку чрезмерно много внимания, сил и времени; его воспитание становится главным делом жизни.

Часто это сочетается с удовлетворением любых потребностей ребенка, с желанием отодвинуть на неопределенный срок приучение ребенка к самостоятельному поведению, и со стремлением как можно дольше контролировать любой его выбор.

Со стороны отца чаще отмечается пассивное отношение со стремлением не вмешиваться.

При выявлении факта употребления детьми наркотиков в такой семье у матери возникает чувство вины и страха потерять ребенка, а за ним готовность идти на поводу у него. Со стороны отца появляется полярная реакция, упреки в адрес матери по поводу неправильного воспитания, установление тотального контроля за ребенком, угрозы, наказания. Возникает конфликт между матерью и отцом. Ребенку «становится всё можно» и он пренебрегает любыми запретами — ведет себя своевольно, сам определяет круг своих друзей, время возвращения вечером, характер своего времяпровождения. У некоторых детей усиливается проявление тревожности и мнительности.

При гиперопеке ребенок не приобретает собственного жизненного опыта, не умеет анализировать жизненные ситуации, не умеет говорить «Нет», в том числе и на предложение попробовать наркотики.

Вспоминается история одного воспитанника. Назовем его Вадимом. Родители мальчика развелись когда ему было 6 лет. Мать Вадима рассказывала, что зачастую в ссорах ее муж кричал, что она неудачница и бездарная мать, что без него ей никогда не удастся воспитать сына хорошим человеком. Тогда она дала себе слово, что сделает все, чтобы доказать свою состоятельность как матери. После развода ее основной целью стало не дать сыну оступиться, даже в мелочах. Все действия контролировались, давались жесткие инструкции как поступать в том или ином случае. В итоге такого воспитания Вадим так и не научился самостоятельно принимать решения и отстаивать свою точку зрения, зато он научился подчиняться воле других. С таким багажом трудно быть в компании сверстников ярким и значимым, проще и безопаснее принять их ценности и нормы поведения, проще вместе с ними начать употреблять героин.

Гипопротекция (гипоопека)

Гипоопека (синоним: гипопротекция) (греч. hypo — внизу, снизу, под) — стиль воспитания и взаимоотношений в семье, при которых ребенок оказывается предоставлен самому себе, лишается необходимых ему внимания и заботы.

При таком стиле воспитания ребенок остается предоставленным сам себе и своим проблемам. До него «не доходят руки», «не хватает времени», ни у кого нет желания нести за него ответственность.

В этих случаях ребенок ведет себя своевольно, воспринимает семью как обузу и, ищет возможность общения с теми кто, готов помочь найти выход — » уколоться и забыться».

В Центре есть девочка Марина 13 лет. Причина обращения в Центр — злоупотребление алкоголем. Кроме того, что мать не зависима от ПАВ, трудно что либо еще о ней рассказать — мать девочки практически не появляется в Центре, она не участвует в реабилитационном процессе дочери и не старается что-либо понять и изменить. Девочка пробыла в Центре с полгода, добилась личностных изменений, многому научилась. Решила, что может попытаться вести трезвую жизнь вне Центра. И, наверное, при должной поддержке и заботе матери ее надежды бы оправдались. Девочка вернулась в Центр через пять месяцев. Она снова начала употреблять. В разговоре о причинах срыва она сказала, что постарается не быть такой равнодушной, любящей только себя матерью, какой является ее мать.

Неустойчивый стиль воспитания

Этот стиль характеризуется резкой и неожиданной для ребенка сменой отношений с переходами от значительного внимания к эмоциональному отвержению.

Как правило, такой стиль воспитания формирует в характере ребенка черты упрямства и приводит к последствиям тяжелого негативного характера.

Из рассказа матери одного из воспитанников Центра: «Иногда я начинаю жалеть своего ребенка и чувствую вину перед ним за то, что он растет без отца. Тогда я откладываю все свои дела и как можно больше времени провожу с ним. Раньше мы много разговаривали, у него не было от меня секретов. Но иногда, когда он начинает своевольничать и упрямствовать, я четко вижу в нем его отца. И тогда во мне кроме раздражения к нему ничего не испытываю. В такие моменты, чтобы не ругаться я стараюсь держаться от него в стороне, избегая контактов.»

Эмоциональное отвержение, гипоопека и жестокое обращение

Эти особенности отношения к ребенку характеризуются его неприятием. Ребенок воспринимается как помеха в жизни.

Жестокое обращение проявляется в виде лишения удовольствий, избиений и суровых наказаний.

Родители внушают ребенку, что он глуп, ни на что не способен, не достоин любви и жизни, зря родился на свет. Такой стиль воспитания ведет к задержке психического развития, к формированию невротических расстройств, а также усилению черт эмоционально-волевой неустойчивости и импульсивности в характере ребенка.

Арина с мамой приехали из Казахстана. В Подмосковье жили вместе с гражданским мужем матери в его квартире. Этот мужчина насиловал девочку. Та сначала пыталась жаловаться матери. Но мать ничего не хотела слушать, ни во что не хотела верить. Однажды развлекающегося отчима застал его же отец и рассказал все матери Арины. Думаете что-нибудь изменилось? Нет! Мать поверила обещаниям отчима, что такого больше не повторится и продолжает с ним жить. А Арина стала решать проблемы с помощью наркотиков.

Очевидно, что наследственность и семейная предрасположенность к алкоголизации и наркотизации — тоже проблемы, напрямую связанные с семьей. 

Но не менее важная проблема — безграмотность родителей, которые воспитывают детей без всякого учета их возрастных особенностей. Никто не отменял такие подростковые реакции как: реакцию эмансипации; реакцию группирования; реакцию увлечения; активизирующуюся поисковую активность. А кто из современных родителей подростков знает об акцентуациях характера. Акцентуации характера — крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим.

А ведь по данным ученых, не менее 50% населения — акцентуанты. Большой процент детишек — первоклашек гиперактивны или страдают минимальными мозговыми дисфункциями. И совсем маленький процент родителей знает, как с этим управляться.

Данная тема достаточно широка. Практически о каждой затронутой проблеме можно написать отдельную статью. Мало того, перечислены далеко не все факторы риска возникновения зависимого поведения. К сожалению, их гораздо больше. 

Если каждый родитель попытается проанализировать обстановку в своей семье, наберётся смелости, чтобы не лукавя перед собой, увидеть проблемы у себя дома и попытается их решить, перестав использовать тактику страуса, то это и будет первым шагом участия родителей в профилактике злоупотребления ПАВ детьми.

Если же проблема употребления ПАВ вашим ребенком уже существует, не отчаивайтесь, не опускайте руки, не пытайтесь бороться в одиночку (скорее всего, вы не справитесь) — обратитесь к специалистам.

 

 

  Автор: Ольга Таболова, Замдиректора Центра «Ариадна» 

Источник: http://rusbatya.ru

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика