Поиск
Искомое.ru

Правила горевания

Что делать, если случилось что-то самое страшное: тяжелая болезнь, смерть, расставание… Мир рушится, земля уходит из под ног, зачем жить дальше? Лавина чувств и вопросов ко Всевышнему накрывает с головой, хочется раствориться в потоке собственных слез, уйти куда-то и вернуться, когда боль утихнет.

Ведь рано или поздно сквозь черные тучи горя забрезжит хоть какая-то надежда? О проживании горя мы беседуем с психотерапевтом Владиславой Сорокопудовой.

Кризис и горевание

- Владислава, расскажите, пожалуйста, чем отличается кризис от горевания? Часто в разговоре мы употребляем слово «кризис» для обозначения какого-то тяжелого момента в жизни – потери близких, болезни и т.д. Горевание – это тоже кризисная ситуация?

- Да, это кризисная ситуация, но не любой кризис – это горевание.

- А что же такое кризис?

- Кризис – это момент, когда старые модели поведения человека перестают работать: потому что у него случилась новая ситуация, и прежняя модель поведения к этой новой ситуации уже не подходит. Когда дошкольник, например, идет в первый класс – это кризисная ситуация, потому что меняется все, и он должен научиться жить иначе. Или когда человек вступает в какой-то возраст, который требует от него новых задач и нового поведения, – это тоже может быть кризисом. Далеко не всегда кризис – это страдание. Кризис может стать источником боли, переживания, каких-то негативных эмоций и чувств, но это необязательное условие, потому что перемена может быть хорошей и желанной. Просто человек поставлен перед необходимостью учиться выстраивать свою жизнь и свое поведение по-новому.

- Тогда как с этим соотносится горевание?

- Горе – это другой психологический процесс. Горе – это реакция человека на утрату чего-то или кого-то важного, ценного и значимого. Чаще всего речь идет, безусловно, о смерти близких людей, но это также может быть и утрата отношений, развод или расставание с любимым человеком иди другом, утрата старых смыслов своего существования и так далее.

В каком-то смысле горе – это тоже кризис, потому что жизненная ситуация изменилась и нужно в ней жить по новому, но основное ядро психологического переживания здесь именно в том, что ты что-то утратил.

- Из чего состоит процесс горевания?

- Я начну с такого утверждения: мы живем в мире, где все конечно. Это данность нашего бытия. Люди умирают, отношения заканчиваются, что-то теряется… Одновременно с этим мы живем в мире, где у каждого есть что-то дорогое, ценное, близкое.

Вот почему мы не можем избежать в этой жизни утраты. Ни один человек из живущих в нашем мире не может как-то пропустить утрату мимо себя.

Утрата – это часть жизни. И для нормального человека естественно на утрату как-то реагировать. Было бы очень странно, если бы человек, потеряв кого-то близкого, не страдал. В нас заложен этот механизм переживания потери. И я думаю, для того, чтобы человек «правильно» и неразрушительно для себя пережил горе, он должен понимать, что само горе и его страдание в нем – это нормально, это тоже часть жизни.

Основные этапы горевания

Поскольку горевание, как я уже сказала, психологический процесс, то у него есть собственные законы. Традиционно выделяется 4 основных этапа процесса горевания.

Первый этап называется «шок» или «оцепенение», когда человек узнает о своей утрате. Я думаю, такая первая реакция выступает в качестве защиты организма, чтобы весь ужас случившегося сразу не обрушился на психику и не раздавил ее. Этот этап самый короткий, он длится от нескольких минут до нескольких дней.

В эти дни или минуты, у каждого по-своему, человек либо находится в ступоре (вы наверняка наблюдали людей, которые просто застывают, у них отсутствует мимика и слезы, абсолютно замороженное состояние), либо, наоборот, человек начинает очень активно действовать.Чаще всего это организационная работа по похоронам или какая-то другая кипучая деятельность, которая скрывает за собой пока еще непроявленное переживание. Оно удерживается этой активностью и пока не вышло наружу.

На первом этапе мы еще не можем говорить про какое-то осознание утраты. Человек головой понимает, что что-то случилось, но внутри пока еще признания нет. На этом этапе важно не принимать никаких важных решений, просто понимать, что это состояние, скорее всего, долго не продлится.

Потом начинается следующий этап – «отрицание» или «отстранение». Это этап, который в норме длится до 40 дней. Мы очень часто можем слышать от других, и сами, если переживали утрату, тоже говорили такие слова: «Я не могу в это поверить, такого не должно было произойти, это не могло случиться». Это период, когда не хочется и невозможно пока признать тот факт, что утрата случилась.

В это период с человеком может происходить следующее: слабость, истощение сил, нарушения сна (бессонница или сонливость), ожидание, что умерший близкий человек вернется. Также возможно пренебрежение гигиеной и невозможность выполнять привычные дела. И на этом этапе (впрочем, как и на любом другом) важно понимать и помнить, что эти переживания нормальны и они – важные шаги для проживания горя.

Я часто повторяю о нормальности переживаний, однако имеет смысл обратить внимание вот на что: существуют понятия нормального горя и патологического горя. Патологическая форма горевания – это «застревание» на какой-либо из стадий. Как это может проявляться?

Например, когда родители теряют ребенка, и в течение многих лет его комната остается в том же самом виде, в котором она была при ребенке. Или же сейчас, например, встречаются ситуации, когда родственники покойного продолжают оплачивать его мобильный телефон, как будто бы он еще может этому человеку понадобиться. Эти ситуации – примеры «застревания» на стадии отрицания.

- В случае, если человек явно застрял на стадии отрицания, ему можно как-то помочь со стороны?

- Если вы обеспокоены тем, что происходит с вашим близким, и вы предполагаете, что он где-то «застрял», вы всегда можете сказать ему о своем беспокойстве: «Я переживаю за тебя. Мне кажется, то, как ты к этому относишься, тебя разрушает. Я бы очень хотела помочь, но я не профессионал. Может быть, ты сходишь к психологу?»

Одним словом, важно сказать о своем видении ситуации, тем самым проявив свою заботу о человеке. И это в силах каждого из нас. Но это не заменит профессиональной психологической помощи, которая необходима в случае патологического горя.

- Как происходит переход от отрицания, неприятия ситуации к следующему этапу?

- Следующий этап – это этап признания и боли. И это самый тяжелый процесс во всем горевании. Тут начинается самое большое страдание, когда ты признаешь, что утрата есть, она реальна.

Вообще любой переход на следующий этап может быть только при одном условии: если ты его прожил. Чтобы что-то пережить, нужно это переживать: чтобы отгоревать, нужно горевать. Других вариантов нет. Часто своё горе люди хотят заглушить, избавиться от него побыстрее, но это не способствует хорошему переживанию утраты. То, что заглушается, остается внутри и в каком-то виде живет. При нормальном переживании горя, когда человек бережно к себе относится, боль потихоньку должна уходить.

Собственно, после второго этапа, если человек отстрадал и идет потихоньку вперед, говоря себе о том, что это случилось, как-то пытаясь ужиться со своей ситуацией, со своей новой жизнью, начинается этап принятия, признания и боли. Когда не получается сказать «я в это не верю», когда приходится поверить в случившееся. Это процесс, который может длиться долго. Стандартно называются цифры от 3 до 6 месяцев, но, по опыту скажу, что это очень индивидуально. Это может быть и год, когда человек движется на пути к признанию ситуации и уже вроде бы старается признать, но его снова откатывает в нежелание отпускать своего близкого человека.

Повторюсь, это самый тяжелый период в процессе горевания, и от него больше всего люди хотят избавиться. И часто говорят, что раньше, когда не верил в потерю, было легче жить, легче думать, что он жив. «Мне легче думать, что мой муж со мной, несмотря ни на что». И так правда легче, но это не имеет ничего общего с реальностью, это иллюзия. И вот тут мы понимаем, что либо мы страдаем и остаемся в реальности, и тем самым имеем шанс идти дальше в этой жизни, либо мы остаемся в иллюзии и тоже страдаем.

От поражения к принятию

- Хотелось бы спросить Вас про ресурсное состояние, скажем так, на период переживания. Где брать силу? Накал эмоций такой, что, кажется, жизни нет, и меня нет, и всего нет, и этого человека нет, и вообще – зачем жить?

- Вообще, когда утрата происходит и теряется смысл – это тоже нормальная ситуация. Конечно, искусственно создавать что-то ресурсное – не сработает. Если в обычной жизни вы получаете удовольствие от катания на коньках, то совершенно не факт, что во время страдания это сработает. Все должно быть адекватно. Человек в страдании находится без сил, и активничать ему в это время не надо. Наоборот, важно бережно к себе отнестись. Если хочется поспать – позволять себе поспать. Если хочется не так активно трудиться – может быть, позволить себе это и не ругать себя за лень. Такая бережность к себе как раз эти силы восстанавливает.

Предложу простой вариант: когда вы находитесь в тяжелом психологическом состоянии, отнеситесь к себе, как хорошая заботливая мама отнеслась бы к ребенку. Наверное, она будет говорить: «Поплачь, это хорошо», или, возможно, спросит: «Сварить тебе что-то вкусненькое?», или, может быть, скажет: «Ну ничего, сегодня можешь полениться». Проявить заботу. Дать понять: «Я рядом, и я всегда на твоей стороне».

Что еще дает силы преодолеть горе? Понимание, что все проходит, и горе тоже. Поэтому важно помнить и напоминать себе (можно записать на бумаге и прикрепить в нескольких местах в квартире): «Я сейчас переживаю горе, и страдать в это время – нормально»; «Я не всегда буду чувствовать себя так, как сейчас».

Когда страдание длится долго, кажется, что это не закончится уже никогда, что это будет вечно, и никогда уже я не буду чувствовать радость. Но страдание и горе не убивают человека. Это тяжело, но это можно пережить. И если Вы прошли через всю свою боль, наступает четвертая стадия – принятия и возрождения.

Это время, когда человек не просто признает тот факт, что утрата случилась, но говорит себе: «Это случилось в моей жизни, и я иду дальше». Если на предыдущих этапах часто возникает вопрос: «Почему это случилось? За что это? Может быть, это наказание?», то здесь эти вопросы трансформируются – «Как мне жить дальше? Как я могу жить по-новому? Как мне оставить в памяти своего близкого человека, но при этом жить дальше?»

Вот когда вопросы «почему?» и «за что?» меняются на вопросы «как?» – это признак смены своей собственной позиции по отношению к своей утрате: с одной стороны, утрате придается смысл и ценность, а с другой – так появляется возможность оставить свое горе в прошлом и, отпустив, жить дальше.

- А что если человек сознательно старается эти этапы проскочить? Уже на стадии шока сразу пытается все рационализировать и «вытащить» себя на принятие?

- Вы сами, мне кажется, сейчас отвечаете на свой вопрос, употребляя слово «рационально». Горе – это не рациональный процесс. Страдание – это область чувств. Можно себя убеждать и голова будет все прекрасно понимать, но страдание от этого никуда не денется. Проскочить через все эти этапы невозможно, возможно только сделать вид, что их нет. Они тогда поселятся внутри и будут жить с человеком – например, в виде психосоматических проявлений.

- У меня еще возник вопрос про эмоциональную хрупкость в этом состоянии, когда человек на каком-то этапе горевания может попасть под влияние других. Ему хочется уйти куда-то, найти ответы, как ему жить дальше. И он уходит в какую-то секту или подвергается влиянию какого-то человека, который использует его. Как избежать такой истории?

- Опять же, мне кажется, в самом вопросе содержится ответ. Видимо, те места и те люди, куда человек уходит, дают ему что-то, в чем он нуждается. Ему дают принятие, понимание. Мы же знаем, что секта на этом построена. Всегда есть первая иллюзия того, что ты там будешь принят. Мы знаем, что это иллюзия, но тем не менее она срабатывает. И избежать этого можно только одним способом: дать человеку дома, в своем кругу, то, что ему нужно.

Любому человеку вообще в жизни, а особенно в тяжелые моменты, нужно принятие, понимание, сочувствие, уважение к своим чувствам. Ты можешь не чувствовать так, как он, и может быть даже не понимать каких-то его переживаний, потому что вы разные люди, но ты можешь дать ему уважение этих чувств. Этого тоже может быть достаточно. Тогда у человека не будет потребности идти в секту или к каким-то великим гуру, если у него в близком кругу теплота и ощущение поддержки.

- Есть ли какая-то «норма» продолжительности горевания, после которой это уже может восприниматься как нечто патологическое?

- Вообще, конечно, в зависимости от тяжести утраты, но обычно считается, что первый год – это все процессы горевания, а второй год – это плавные откаты и возвращения. То есть, два года на все, но опять же, это все очень индивидуально. У кого-то это может случиться быстрее, у кого-то чуть дольше. Я бы рекомендовала смотреть не на длительность, а на содержание происходящего. Если вы сами отдаете себе отчет, что вы застряли на какой-то стадии, что нет движения по переживанию горя, тогда стоит забить тревогу и что-то с этим делать, обратиться к специалисту. Но если идет движение, пусть и чуть медленнее, чем у кого-то, то в этом нет ничего ужасного, потому что это ваш индивидуальный темп.

- Каким образом можно самостоятельно осознать, что горевание затянулось? Можно к этому пониманию прийти с помощью собственных ресурсов, или всегда нужна помощь специалиста?

- Можно, конечно, попробовать. Но почему сложно самостоятельно это сделать? Ты находишься в кругу этой ситуации, и у тебя один взгляд на нее. Нужен сторонний человек, у которого другая призма восприятия этой ситуации. Тем не менее, если вы вдруг затревожились, что что-то идет не так, вы можете задать себе вопросы: «Что я на самом деле сейчас чувствую? Что, на мой взгляд, сейчас происходит со мной? Может быть, я действительно ухожу в отрицание и вся сила моя направлена в то, чтобы не признать?» Такая саморефлексия – это уже сам по себе признак, что вы оцениваете происходящее и возвращаетесь в реальность.

Может быть, само понимание этого уже будет целительным, а может быть, все-таки будет понятно, что нужно у кого-то спросить помощи. У нас, к сожалению, нет особой культуры просить о помощи, и это не приветствуется, но запрашивать помощь очень важно. В этом нет никакой слабости, это взрослый взгляд на пределы своих возможностей: «Что-то я могу один, а что-то могу только с кем-то. И это нормально».

Как помочь?

- Хотелось бы вернуться к теме помощи «со стороны». Как конструктивно реагировать на человека, переживающего горе?

- Важно помнить, что во время горевания одним из важнейших способов выражения эмоций являются слезы. Плакать обязательно надо, несмотря на то, что очень часто принято говорить: «Возьми себя в руки, перестань плакать, слезами горю не поможешь». Утрате, конечно, не поможешь, а вот себе в своем горевании помочь слезами можно и нужно. Плача, человек выпускает из себя боль.

И если говорить о том, как помогать, то прежде всего – дать право человеку на его переживания. И дать этим переживаниям быть. Не стоит утешать человека, говоря, что все в порядке. Когда вы говорите страдающему человеку, что все в порядке, вы этим будто отрицаете его страдание. Важнее сказать: «Я понимаю, как тебе сейчас больно. Я чувствую твою боль». И тем самым вы придаете ценность страданию, а, следовательно, и утрате.

Важно не оставлять человека. Что я имею в виду? Очень часто нам некомфортно находиться с горюющим человеком, ведь чужое горе задевает и наши болезненные струны души. Некоторые друзья и знакомые, будучи не в силах выдержать чужое напряжение рядом, пропадают из поля зрения. И человек, и так чувствующий опустошенность и одиночество от утраты, еще больше может почувствовать себя покинутым и одиноким.

Есть еще и оборотная сторона помощи: важно понимать, что насильно помогать не надо. Лучше регулярно предлагать побыть вместе, регулярно звонить и спрашивать: «Как ты?» И надо быть готовым получить ответ, что все очень плохо, а не прекрасно.

Даже если вы один раз предложили свою помощь и человек сказал, что ничего не надо (а иногда может и резко отказать), всё-таки постарайтесь не обижаться и повторить свои предложения о помощи через какое-то время.

Вообще говоря, основное, что каждый из нас может дать своему близкому в горе, – это поддержка. Не дать человеку одному в этом всем завязнуть. Когда человек плачет, сказать ему: «Поплачь, а я побуду рядом».

В общем, в горе каждому из нас нужно надежное плечо, куда можно просто уткнуться. И крепкая рука, на которую можно опереться. Когда человек страдает, ему нужно понимание и сочувствие . И совсем не нужны умные люди, которые рассказывают, как правильно жить и переживать.

- А так чаще всего и происходит.

- В том-то и дело. У нас нет культуры сопереживания, к сожалению. А ведь нужно не так много: быть рядом, быть потенциальным плечом или рукой, на которую можно опереться. Возможно, он и не обопрется никогда, но само знание, что у меня есть кто-то, кому я могу на крайний случай позвонить, и он мне не скажет: «Хватит ныть. Прошел уже год, что ж ты никак не успокоишься?», что он примет мое страдание очень терпеливо, – вот это знание уже является терапевтичным. И дает опору, которая необходима всем и всегда, а в горевании – особенно.

И еще одна великая вещь, если вы помогаете: терпение. Будьте терпеливы – любой человек имеет право на переживание в своем темпе, со своей скоростью. Не подгоняйте, не торопите его.

Отдельно хочется сказать о мужском горевании. В нашей культуре у женщин есть негласное разрешение на страдание и слезы, а мужчин с детства приучают к тому, что «мальчики не плачут». И это очень усложняет горевание у мужчин. Поэтому важно вовремя вспоминать нам, женщинам, что мы имеем дело не с терминаторами, а с живыми людьми, у которых есть право на слезы в том числе.

- Как к нему в этой ситуации подойти и как обратиться? Он ведь может и не принять помощь, потому что отрицает сам факт своего страдания?

- Вы всегда можете предложить, если ваш близкий страдает: «Я чувствую, что тебе сейчас плохо. Я за тебя переживаю». Сказать не о нем, а о себе, о своих переживаниях: «Мне больно видеть, как ты страдаешь. Я очень хочу тебе помочь». И это будет ваш шаг по направлению к этому человеку. А у человека при этом остаётся его право сказать «спасибо, да» или «спасибо, нет». Но вы можете предложить – и от вас зависит только это. Предложить еще раз и еще раз. И, конечно, помнить о мере и о границах между настойчивостью и навязчивостью.

Беседовала Вероника Заец

Источник: Матроны.ру

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика