Поиск
Искомое.ru

Принимая себя, принимаю тебя…

Катя была твердо убеждена, что все эти ее самобичевания – как раз то самое покаяние, о котором так много говорится батюшками.

Жила-была одна женщина, с красивым стройным именем Катя. Лет она была средних, внешности миловидной. Конечно, жена, конечно, мать. Катя была человеком добрым, отзывчивым, совестливым, по-женски эмоциональным, вспыльчивым и очень талантливым.

Была, правда, у женщины одна болезненная особенность, весьма распространенная, но излечимая.  С первого взгляда вроде и не заметная вовсе, но только с первого и только взгляда.

Дело в том, что Катя всегда корила себя за каждую ошибку.  Честное слово, за каждую самую маленькую ошибку.  За грех, проступок, лишние эмоции и слова. За то, что проспала, что не  успела, на детей накричала, суп переварила… Стоило ей что-то сказать, по ее собственному мнению, лишнего, оставшийся день был безнадежно испорчен , а самооценка становилась ниже плинтуса.  Учитывая то, что Катя с детства очень эмоциональная, таких «промахов» за день накапливалось много. Правда, если кто-то похвалил, оценил, – все! Счастливый день!

Катерина вроде и всегда так жила, как-то все не до самокопания было. «Мало ли заморочек…» – говорила мама. Вот и не заморачивалась Катя, снедая себя за каждый промах. Сначала надо было институт закончить, потом на работу устроиться, детей поднять. Вот уже и младший в первый класс пошел. Учительница хвалит пока, хорошо…

«А если бы не хвалила, я бы его что, любила меньше?» – в очередной раз подумала Катя, как-то раз забирая ребенка из школы.  В последнее время она думала об этом часто. Дома продолжила мысль по телефону с подругой.

«…Ведь со старшими так и было… Все время им говорила: что люди подумают, что люди подумают… Но надо ли так? Меня вроде так же воспитывали… И страдаю теперь, все время собой недовольна…Себя осуждаю, других осуждаю, мир осуждаю, на всех раздражаюсь… И детей тому же учу. Все хочу их под какие-то свои представления о «хорошести» подвести,  от мнения посторонних людей отталкиваться…»

«В первую очередь, ты себя должна принять такой, какая ты есть» – произнесла подруга голосом гадалки-прорицательницы. Легко сказать, скажите лучшет – как! Как принять-то? Прийти вот так домой и принять? Нет, не выходит никак, и в душе постоянно суета какая-то, нет покоя совсем.

Казалось бы, ну искореняй недостатки, борись с ними, что раскисать-то бесконечно? Ан нет. Тут замкнутый круг получался: чем больше Катя корила себя за недостатки, думала о них, углублялась, тем чаще и нелепее они проявлялись в тех или иных ситуациях.  Разум отказывался принимать себя такой вот неотесанной, временами неженственной, эмоциональной, невоздержанной, несобранной….  Одни «не». Все эти самобичевания странно совмещались с болезненным самолюбием: непринятием критики, замечаний, недовольств в свою сторону.

Как не получалось принять себя, так же точно не получалось принимать родителей, мужа, детей. Будучи молоденькой, Катя думала, что выйдет замуж и с мужем будет уже совсем по-другому. Не будет его пилить ни за что на свете.  Но нет, на деле оказалось, что и мужа Катя принимала со страданиями. Понятно, что боль принятия другого человека имеет место в супружеских отношениях. Но это боль естественная, как при родах ,например. А есть боль неестественная. Как от травм, нанесенных извне. Так и  с человеком, когда с душой и с внутреннем устроением что-то идет  не так.

Будучи с детства человеком, регулярно посещающим  православный храм, Катя была твердо убеждена, что все эти ее самобичевания – как раз то самое покаяние, о котором так много говорится батюшками.

Согрешила, разгневалась на кого-то – ходи теперь целый день как в воду опущенная, кайся, может тебя и простит Бог. Ты ж каешься.  Так ведь надо.  Но вот странная штука получается. От одного греха, ошибки, начинаешь себя укорять, от этого впадаешь в апатию (в православии -уныние), от тоски еще  соседу нагрубишь.. «А и ладно, я плохая, грешная, мне уже нечего терять. Ни на что я не годная».

Это уже потом Катя поняла, что надо давать себе право быть неидеальной. Что можно не осуждать себя и при этом методично работать над недостатками. Спокойно работать, без надрыва.  Что покаяние и уныние – понятия не очень совместимые. А не осуждать – это не значить вслух не осуждать, это значит не осуждать вообще. В мыслях тоже. В общем, все с Катей стало хорошо. Нашлись учителя, произошла перезагрузка. Хорошо, что задумалась, напряглась, пошла в сторону своего страха.

Принятие себя – труд сложный, но очень приятный. Ты наконец успокаиваешься, будто ложишься в теплую ванну после тяжелого трудового дня. Конечно, до этой ванны еще надо добрести.

Психология учит, что принятие себя невозможно без принятия других. И наоборот: принятие других не произойдет без принятия себя. Тут как-то все одновременно надо делать.  Все вокруг заповедей, честно говоря.  Сказано нам: не суди других. Вот и хорошо бы для начала прекратить наблюдать за другими людьми под микроскопом. Просто переключиться на что-то более полезное. Важно закончить, наконец, анализировать поступки свекрови, невестки, сестры, подруги, жены, мужа, кого бы то ни было.  Вообще не подвергать эти самые поступки никакому анализу.  Анализировать мы можем только себя и тоже, желательно без фанатизма. Я лично побаиваюсь людей, чересчур много себя анализирующих.

Дальше- больше. Сказано нам: не унывай, разрушает человека уныние.  Свои поступки анализировать нужно, верующему и покаяться бы хорошо. Но покаяние -очень глубокое понятие, не для этой статьи и не для автора этой статьи. Автор сама не знает, должно ли покаяние быть обязательно с фанатичным самоистязанием, приводящим неопытных молитвенников к тоске и унынию. Не эмоции ли это и самолюбие? Мой друг Коля бросал курить. Через неделю воздержания  сорвался из-за девушки и выкурил сигарету. Затем от угрызений совести выкурил еще пачку. Не в удовольствие ему была пачка эта, а  в горечь неимоверную. Потому что вот он такой плохой, грешный, Богу не нужный.  Уныние?

Сколько раз наша соседка Аллочка сетовала, что вспылила на мужа на минутку, сорвалась, нагрубила.  Вместо того, чтобы пойти приобнять, прощения попросить, с досады на себя распалялась еще больше на пустом месте, и выходил скандал. Вот именно эта досада на себя, по мне, еще одна витиеватая разновидность гордыни. Все о себе, да про себя любимую. Я хожу такая вся грубиянка, потому что больно грешная. Видите, как каюсь? Сказано нам: не гордись…

Принятие себя – это уважение. Это не слепая влюбленность и видение себя выше и лучше других людей. Это не мирное житие под бочком с грехами и недостатками. Это уважение к себе как к личности, которое вполне совместимо с осознанием того, что ты не идеален. Уважение других, в свою очередь, совместимо с осознанием того, что не идеальны другие. Так как все неидеальны, то надо учиться «проезжать» ситуации. Переключаться, а не зарываться на одном месте.  Из маленькой ямки выбраться легче, чем из глубокой. Досадно, что глубокую мы сами себе и копаем. Сделал выводы, покаялся – иди. Это рецепт проверенный.

Да и если честно, иногда так сильно устаешь переживать о своих ошибках, не прощать себя, не прощать других, что хочется разом всех простить, поднять бокал хорошего вина и посмотреть комедию. Ну, или попить чай с шоколадкой.  Это ведь тоже работа над собой. Как любой бесконечный процесс, она может быть разной. Главное, чтобы  в правильном направлении.

 

Автор: Кира Лаврентьева

Источник: Матроны.ру

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика