Поиск
Искомое.ru

«Расцерковление» подростков: беда Церкви или проблема уходящих?

Одна из самых жгучих тем обсуждения на бесчисленных православных родительских форумах – проблемы «расцерковления» подростков. В большой степени они обусловлены отношениями детей и родителей вообще. И часто мы, задумываясь над очевидным, не видим скрытого, пропускаем мимо внимания какие-то моменты из прошлого. А потом – не усматриваем связи между этими моментами и возникшими трудностями. Нам не хватает духовной зоркости, чтобы связать воедино разрозненные звенья – и тогда мы обращается за помощью к священнику.

Проблема, которую условно можно обозначить как «конфликт отцов и детей», существует. И нынче она – из числа самых острых. Но она существовала не всегда. Это более свойственно нашему времени, когда духовные процессы обострились, когда молодежь подвергается очень сильному влиянию мира, лежащего во зле. Об этом знают все священники, сталкивающиеся с этим. Тут проблема глубины воцерковления и того влияния, которому подвергается наша молодежь.

Конечно, если ребенок был в Церкви, был воцерковлен со школьного возраста – доподросткового, участвовал в Таинствах, это оставляет в душе его неизгладимый след, и через какое-то время такой человек в Церковь возвращается.

Но мы должны понимать, что сам по себе духовный кризис – просто следствие переходного возраста. Это ломка, во время которой еще вчерашний ребенок начинает себя чувствовать личностью. В нем возникает потребность переоценки – мировоззрения, отношения к родителям, школе, к Церкви. Это очень непростой процесс, важный для души. И тут большое значение играют родители как самые близкие люди; духовник, если он есть у ребенка; все окружение, в котором живет ребенок, – это и школа, и товарищи, и все то, что он смотрит, слушает…

Все как бы раскачивает ситуацию, играет против. Человек только начинает воспринимать мир как личность – не с разрешения родителей, а по своей воле. И это дает миру повод находить зацепки и тянуть к себе через очень многие пути.

Однако период этот неизбежен. Через него должен пройти каждый человек. И, кроме неизбежных физиологичных процессов, которые терзают тело, имеет место еще и влияние «мира». В широком смысле слова мир борется за душу ребенка.

С этой проблемой столкнутся все дети. Но как пройдут они через это испытание, зависит оттого, насколько глубоко они воцерковлены. А это зависит не оттого, как часто водили родители или они сами ходили в церковь, а оттого, насколько пребывание ребенка в церкви привело к глубокому воцерковлению.

Если да – то тогда он пройдет через эти бури переходного возраста без особых потерь и травм, хотя трясти будет. А если пребывание в церкви было поверхностным, когда ребенок только ходил по послушанию и ничего не понял, не уловил, то кризис будет протекать дольше, и больнее, а разрыв и с родителями, и с Церковью получается глубже.

И единого совета тут нет. Один совет родителям, которые пока в колыбельке качают свое дитя: стараться воцерковлять его глубоко и не поверхностно, по-настоящему. А это, прежде всего, зависит от примера родителей. Более всего ребенок в этом возрасте – младенческом и раннем школьном – копирует родителей и учится вере у родителей. И поэтому, то, как воцерковлены родители, как это отражается на их домашней жизни, службе будет сильно влиять на ребенка.

Ведь важно не просто отдавать ребенка в церковь – дескать, там его научат, там ему покажут, – а обязательно вместе с ним проходить всю эту духовную азбуку. Только в духовном сотворчестве возможно укрепление контакта с ребенком. И как бы ни старались священники, учителя, как бы они не преподавали правильно и хорошо, все-таки, главными людьми являются родители. И если родители вместе с ребенком проходят трудный путь духовного возрастания, тогда этот контакт будет глубже и надежней.

Проблема в том, что очень часто родители начинают беспокоиться, когда ребенок уже вырос – в соответствии с пословицей «пока гром не грянет, мужик не перекрестится». И тогда приходится уже тушить пожар. Это всегда труднее. Молодым родителям еще у колыбели надо помнить, что этот момент наступит непременно. И подготовиться к нему надо заранее. Сейчас много всего написано по этому поводу, много сказано – на эту тему высказываются психологи, священники, педагоги…

А вот что делать с ребенком, когда уже «гром грянул»? Тушить пожар! Методы есть – трудные, но небезнадежные.

Первое. Когда начались ломки, шатания, отказы ходить в церковь, нужно понять: это не вина ребенка, что он перестал хотеть ходить на службы, молиться… Не надо его обвинять, не надо его ругать. В нем происходит болезненная перестройка – к этому надо относиться снисходительно. Важно не потерять контакт!

Несмотря на то, что он ведет себя не так, как хотели бы родители — дерзит, порой даже богохульствует, гневаться не надо. Но не нужно и потворствовать!

Где-то необходимо пойти на снисхождение и что-то допустить. Ведь нежелание ходить ребенка в церковь не может быть устранено насильственными методами. Заставлять ходить в церковь – дело бесполезное. До определенных пор ребенок будет подчиняться – пока он еще зависим, пока он еще не вошел в самостоятельную фазу жизни. Но пользы от этого будет мало.

Другое дело, если есть какие-то препятствия, мешающие ему. Например, его товарищи перестали ходить, и он тоже не хочет. Но сначала, в любом случае, надо выяснить причину. А для этого необходим очень плотный контакт с ребенком. Дело родителя – искать компромиссы, искать, что мешает ребенку, все-таки снисходя до этой духовной болезни, не допуская разрыва духовного контакта с родителями.

Мнение молодого человека, который разуверился в Боге, небезнадежно! Вот так он чувствует в данный момент! Вот так его захлестнули страсти, приверженность к миру. И пытаться напрямую заставлять поверить – путь тупиковый. И бесполезный. Не насилием, не жестокостью, а уважением и вниманием можно попытаться помочь ребенку.

Надо набраться терпения, и разгребать, разгребать эти завалы, докапываясь до глубинных свойств души, до совести. Которая, конечно, есть!

В этом случае говорить стоит не на церковные темы, а на темы моральные, касающиеся жизни моральной, нравственной стороны, связанные с христианской сущностью, но не напрямую. Для людей, проходящих этот период, это вполне темы удобоваримые. На волне этих тем вполне можно докопаться до христианских понятий и поддерживать огонечек веры в душе у ребенка.

Начавшие сомневаться подростки часто говорят, что в Бога верят, но Церковь подвергают жесткой критике. Как так – за отпевание берут 5000 рублей, за венчание 6000? А в другом храме – другие расценки! Это ведь Таинство! Что же это за коммерческая организация?!

Или священник немилостиво поговорит на исповеди. Посмотрит косо…

Сомневающиеся – как дети, так и родители – могут сокрушаться, что приходской батюшка мало похож, скажем, на Иоанна Кронштадтского! Мол, вот будь у нас в приходе святой – тогда другое дело, тогда бы все пошло на лад!

Что тут скажешь… Этот фактор мы никак подкорректировать не можем – среди священников есть разные люди, также как и среди врачей или учителей. И здесь мы с вами ничего не сможем сделать, кроме того, что поискать достойного священника, который своим примером помог бы преодолеть вашему чаду кризис.

Но все-таки я думаю, что если бы сейчас святой праведный Иоанн Кронштадсткий увидел, в каком состоянии пребывают мир и наше государство, то он сильно возвысил бы свой голос против того, что делают с нашими детьми! Нынешняя политика государства по растлению детей сильно отличается от того времени, когда жил св.прав. Иоанн Кронштадтский – от времен Российской Империи.

Поэтому в нашей ситуации современной технократической цивилизации, очень важным является ограждение ребенка. Ограждение от того влияния, которое на него направлено – в виде телевидения, подростковых журналов, рекламы, компьютерных игр, против соблазна которых даже воцерковленному ребенку устоять почти невозможно.

И вся эта масса только подогревает кризис, во время которого ребенок продолжает задаваться вопросом: что есть Церковь, и почему люди, которые ходят в храм такие разные?..

Можно попытаться объяснить, что Церковь – это сообщество людей грешных, пришедших туда молиться, спасаться. Раз у тебя есть грехи, то есть они и у священника. Если мы разрешаем себе какие-то прегрешения, то почему мы требуем от священников святой жизни? Оснований для такого требования нет! По всем этим вопросам ответы найти легко, в том числе и по вопросу о стоимости треб: Церковь должна себя содержать и назначает какие-то границы – пожертвования на записки, и так далее.

Но почему все эти вопросы возникают? Почему это происходит с подростком? Почему он теряет веру в истину Церкви, веру в Бога? В чем причины? А они есть.

С одной стороны, причина в самом периоде, который должен пережить человек. А с другой стороны, мы должны помнить, что ребенок живет не в вакууме, а в среде окружающего его мира, влияние которого очень сильно. И если мы хотим как-то уменьшить остроту кризиса, мы должны оградить ребенка от того влияния, которое оказывает сегодня мир.

Часто даже православные люди говорят: как я обойдусь без новостей? И телевизор в доме работает каждый день. В этом случае мы сами закладываем ту бомбу, которая потом обязательно взорвется. Потому что телевизор сегодня – это устройство, которое вносит в душу сумятицу, соблазняет на грех, наполняет соблазнами. Подается все это очень сочно и ярко и действует на взрослых. Что уж тут говорить о неокрепшей душе ребенка! То есть телевизор – еще один фактор риска при погружении в подростковый кризис.

Это же касается и книг, и журналов, которые наши дети читают. Все это работает как проводник соблазна, который прорастает и поселяется в душе. Поэтому родители, заботящиеся о душе своего ребенка, усилием воли устраняют телевизор из своего дома, не покупают им компьютер (несмотря на то, что он у всех есть). Это же касается и телефона. Простого телефона для связи с ребенком достаточно – только без всяких бесполезных наворотов, без выхода в интернет, через который мерзость льется в души детей.

Вопросы соотношения материального и духовного, баланса финансовых и душевных затрат вообще часто сильно искажены в сознании людей. Даже в среде православных людей. Ведь детей Господь дает для того, чтобы мы их привели к вечному спасению, к вечной жизни. И значит, на второй план должно быть отодвинуто как раз то, что большинство родителей видят как свой единственный долг – накормить, обуть, одеть, выучить, образовать, развлечь. А ведь первое, что должны помнить супруги, воспитывающие детей – это приготовление его к православной жизни. Этому и должны быть посвящены основные усилия, основное время родителей. Именно время и душевные усилия, занимающие ребенка.

Ведь проблемы часто возникают тогда, когда ребенку нечего делать. Если время ребенка расписано – из школы в секцию, из секции в художественную школу, плюс всякие походы, разные интересные занятия – ему особо некогда. И если друзья сидят за компьютером и играют ночи напролет, то довольно просто объяснить ему: посмотри, насколько твоя жизнь более правильная, здоровая, интересная, идущая в более верном направлении, чем жизнь твоих товарищей, проводимая в пустоте и иллюзиях. Занять ребенка – это самый верный путь!

О компьютере имеет смысл сказать особо. Сейчас даже в начальной школе компьютер почти навязывается: школьники, дескать, должны делать какие-то презентации, доклады. Это все можно вполне легко обойти: у нас нет компьютера, и мы его покупать пока не собираемся… И никакого ущерба для образования это за собой не повлечет. Компьютер вполне можно купить только в 11-м классе, перед подготовкой к студенческой жизни.

Ведь тот уровень компьютеризации, который имеют дети с 10-летним стажем просиживания «за компом», достигается за пару месяцев обучения 17-летнего взрослого человека. А вот вред, который приносит компьютер – огромен! Об этом уже много и давно твердят и психологи, и врачи, и педагоги: интеллект понижается, интересы сужаются, личность гаснет. Так что надо осознавать, что это нечто комплексное, дьявольское, угашающее личность человека, в противостоянии которому надо проявить твердость. Ведь не в дорогом компьютере выражается забота!

Мы должны помнить: разумная забота о детях – это не только и не столько обеспечение материальное. Забота – это наше время, которое мы отдаем ребенку. И разумные родители, сокращая расходы и потребности, стараются уделять ребенку время и внимание; стараются не пропадать целыми днями на работе, а побыть побольше с ребенком. Вникать в его проблемы, дела, увлечения, чувствовать его внутреннюю жизнь, не оставаться в стороне, находить общие интересы – вот это и есть настоящая забота о ребенке!

Действенная любовь, жертвенная любовь, может устранить многие недостатки, в том числе и материальные. Особенно это касается семьи неполной, в которой мать (или отец, что случается реже) воспитывают ребенка в одиночку.

Но все же одному родителю часто бывает не под силу направить усилия и волю ребенка в нужное русло, не дать подростковому кризису разыграться вовсю.

Тут на помощь может прийти совместная жизнь прихода. Когда у ребенка начинаются сомнения, очень эффективно пойти по пути интересов ребенка, то есть предложить ему некие дела, занятия – в церкви. И это, в первую очередь, вопрос к священникам, работникам церкви, которые должны постараться организовать совместное пространство. Это и летние лагеря, в организации которых накоплен большой опыт – как занимать детей, чтобы летний отдых был не просто развлечением, а духовно полезной осмысленной деятельностью.

Это и военно-патриотические клубы, которые позволяют более глубоко удерживать ребенка в духовном тонусе в течение всего года, а не только короткое лето – путем общения ребенка с наставником, священником на военно-патриотическую тематику. Это способно сильно воздействовать на подростков допризывного возраста – через духовную основу подвигов, которые им понятны и близки. Ведь защита Родины и близких – это понятия неизбывные для каждого мужчины и юноши, мальчика и подростка, и тут можно сделать очень многое.

Подростковая праздность, которая сильно усугубляет кризис, вызвана тем, что ребенок ничем и никем не обременен. Он ни о ком не заботится – все заботятся только о нем, потому что в семье он один.

Цифры статистики страшные – 62 % семей имеют одного ребенка. Из оставшихся только 6% имеют трех и более детей. Многодетные семьи составляют всего 6%. И именно в этих семьях дети заботятся о ком-то еще, кроме себя. Душа ребенка приучается заботиться о другом! Ведь проблема инфантильности сегодня стоит так остро, потому что дети из так называемых нуклеарных семей (то есть с одним ребенком) не знают, как и зачем можно заботиться о ком-то кроме себя, как результат – потом они бросают своих родителей, становятся равнодушны ко всем и ко всему.

Между тем, в многодетной семье – свой микромир, на который можно опереться, в котором ты не будешь одинок. Семья способна сыграть большую роль в этом кризисе – ребенок уже не празден, он уже не так потворствует своим хотениям, не так эгоистичен, как единственный ребенок в семье.

Подводя итог, можно добавить, что очень многие родители за суетой забывают о том, что родительство – это серьезная профессиональная деятельность. К ней надо готовиться, изучать этот вопрос. Педагогика – это не только наука для учителей, это наука для родителей. И традиционная христианская педагогика как раз четко определяет понятие любви.

Мы все, конечно же, очень любим своих детей. Но должны помнить о том, что любовь только тогда действенна, когда она жертвенна, когда родители жертвуют своими интересами для того, чтобы передать свою любовь детям, чтобы участвовать в жизни детей, а не присутствовать на обочине. Только такая жертвенная любовь может быть ограждением от тех соблазнов и опасностей, которые подстерегают наших детей в подростковом возрасте. Поэтому я призываю вас именно к этой жертвенной действенной любви.

 

Автор: Священник Игорь Тарасов 
Источник: Журнал «Батя»  

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика