Поиск
Искомое.ru

«Развенчайте нас, батюшка…»

 Слабые семьи, разводы, безотцовщина – горькая реалия современности, которая, увы, имеет тенденцию к росту. Еще хуже, пожалуй, то, что эти явления уже давно стали нормативными. По крайней мере, ощущение их болезненности в обществе сегодня заметно притупилось. Не обходит стороной трагедия разводов и церковную жизнь.

 Слабые семьи, разводы, безотцовщина – горькая реалия современности, которая, увы, имеет тенденцию к росту. Еще хуже, пожалуй, то, что эти явления уже давно стали нормативными. По крайней мере, ощущение их болезненности в обществе сегодня заметно притупилось. Не обходит стороной трагедия разводов и церковную жизнь.

Мало того, в церкви эта проблематика приобретает особо драматичный характер. Еще сравнительно недавно, в советский период, то, что происходило в Церкви, было «тайной за семью печатями». И если крещение принимали массово (чаще всего не осознавая его сущности), то венчались, за редким исключением, в основном люди верующие. Сегодня же к таинству браковенчания, со свойственным молодости легкомыслием, часто приступают люди не церковные. В большинстве случаев у них нет даже поверхностного представления ни о браке, ни о семейных основах, не говоря уже о Таинствах Церкви. Благолепный храм, красивое свадебное платье, фата (символ невинности невесты), чтобы мероприятие было как можно более зрелищным, а фото и видео – эффектными. Вот, пожалуй, и все, что их интересует в данном вопросе. Ну, может быть еще букет, брошенный с паперти через голову невесты. Глупость из мексиканских сериалов, которая уже стала для нас «традиционной». Хотя нельзя сказать, что даже самые не церковные люди видят в свя-щеннодействии только лишь обрядовую сторону. Уже самые ранние приготовления к свадьбе, и, конечно же, само венчание, сопряжены с множеством суеверий. «Кто встанет на рушник первым, тот и будет главенствовать». «Чья свечка раньше догорит, тот первым и умрет». «Уронил батюшка кольцо – семья не сложится». При всей убогой наивности этих примет, они оказались очень живучими, даже в наш прагматичный век. К сожалению, подобные суеверия многим представляются истинной «духовностью».

Ну вот, отшумела свадьба – поздравления, подарки, песни, пляски, веселье, и начинается семейная жизнь. Важнее всего, пожалуй, чтобы главной силой, образующей семью, была любовь. При первых же трудностях молодожены неизбежно сталкиваются с тем, что в семье не обходится без обоюдного самопожертвования. Если их любовь развивается и крепнет, то эти жертвы не только можно перенести, они переживаются с радостью. Ну а если «спичка» влюбленности сгорит, а «огонек» любви от нее так и не загорелся? Тогда малейшие сложности воспринимаются как обуза. Поначалу супруги терпят их, затем это перерастает в то, что они терпят уже друг друга. Но терпение рано или поздно заканчивается, Боговенчанный брак – распадается, душевная травма остается на всю жизнь. Когда этот горький факт становится очевидным, обнаруживается то, насколько искаженными видят несостоявшиеся горе-супруги происходящие события. Как правило, никто не видит никакой вины за собой. Во всем виновата только вторая половина. Мало кто в этой ситуации осознает, что разрушение христианского брака – это не просто их «личное дело», а преступление против Бога: «… что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф 19. 6). Зато видят то, что священные узы церковного брака, дар Божественной любви, им отныне только тягостны. Опять же, и тут людям, пожалуй, невдомек, что уже сама эта мысль является богохульством. Видят только одно: с ними сделали что-то такое, что им оказалось ненужным и теперь мешает. Попросту говоря, «наколдовал что-то там батюшка, так пусть теперь расколдовывает». Вот и идут изо дня в день в храмы вчерашние молодожены, то вдвоем, то поодиночке с просьбой: «развенчайте нас, пожалуйста, батюшка».

И здесь важно понять, что никакого «развенчивания» нет и быть не может. Развод – это предательство любви. И если она уже предана, а ее дар отвергается, то брака уже, так или иначе, не существует. Так что разведенным парам, которые венчались в Церкви, можно оставить весь суеверный страх. «Бог поругаем не бывает» (Гал 6. 7), поэтому все, что было священного в брачном союзе, в этом случае отнимается.

Впрочем, существует некоторое подобие церковного развода. В случае если одна из сторон вступает во второй брак, то правящий архиерей дает письменное благословение на расторжение христианского брака. Но это процедура канцелярская, и не связана ни с каким священнодействием.

Нужно помнить, что второй брак – это снисхождение Церкви к человеческой немощи. И если первый брак супруги сохранить не сумели, то нужно хотя бы осознать свои ошибки и все основательно переосмыслить. Если самоанализ будет критическим и беспристрастным, то несостоявшийся брак неизбежно будет тяготить совесть. Но выход нужно искать не в избавлении от брачных уз путем «развенчивания», а в покаянии.

Автор: Немчинов Александр, протоиерей

Источник: samaryanka.in.ua 

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика