Поиск
Искомое.ru

Табу вместо совести

Почему, окунаясь в церковную среду, люди склонны терять некоторые добрые и вполне христианские по духу качества души? Особенно такие, как открытость, непосредственность, искренность, чуткость…

“Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом”. (Мф 12, 43-45)

В церковь приходят грешники. Естественно и понятно — ведь это же лечебница…Для излечения от греха сюда и приходят. Грех даже может найти себе уютное пристанище в церкви, а то и возвышение…. .. Не очень естественно, печально, но объяснимо – ложь всегда умела рядиться в одежды правды и добродетели …

Не так легко понять другое…

Почему, окунаясь в церковную среду, люди склонны терять некоторые добрые и вполне христианские по духу качества души? Особенно такие, как открытость, непосредственность, искренность, чуткость…

Казалось бы, человек очистился покаянием, вокруг него братья… Не ждешь удара исподтишка.. Так должно быть, по крайней мере.. Как правило… Ведь что такое Царство Божие по-простому? Это там, где не нужно защищаться… Блаженство, открытость, мир…

Церковь же – зримо осуществляемое Царство Божие. Свидетельство, возвещающее грядущее совершенство. Благодать, немощствующих врачующая и оскудевающих восполняющая… Почему же нередко не успев излечиться, где-то на подступах к Церкви, в каком-то заразном приемном боксе пришедший подхватывает такую болезнь, которая расшатывает всю его иммунную систему, делает невосприимчивым к истинному церковному лечению?

Приходит человек с открытой душой, с доверием, с радостью и надеждой… Не это ли мы называем “первоначальной благодатью”? То, что действительно дается ни за что, как и положено благодати. Просто бурно прорастает она в чистой и восприимчивой душе. Держи, человече, ее, пока можно. Потом ты “воцерковишься”… Там уже не до благодати. Гнет, ломает себя человек, чтобы соответствовать… Горше то, что не знает чему… По сторонам оглядывается – православный имидж по крохам собирает. Дело нелегкое, и кажется – да это ж она, та самая духовная брань, о которой в книжках написано. А книжек много, и написано в них то так да этак. Надо к “опытным” приглядеться — каковы они церковные стандарты? Вот уже и есть в голове твоей прокрустово ложе, в которое предстоит до конца дней своих запихивать твою неповторимую душу. “Смиряется”… Оно как бы и соответствует:

“Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее” (Мф 16, 24)

Только вот ради Него ли? И так ли уж теряем? Нет, боимся потерять, куда там…Сберечь, запрятать, затесать в штампы хотим… Вот и замкнутость, лицемерие, ревнивый взгляд по сторонам – если я, то пусть и другие корежатся… А что же Он говорит дальше?

“Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?” (Мф 16, 24)

Бедный человек, то же сделал ты с душою своей? И там потерял, и здесь не приобрел…

…Молодой священнослужитель под тяжестью внезапно нахлынувших житейских и семейных забот вдруг роняет фразу: “Хорошо быть неверующим.. Никакой тебе ответственности, никакого долга – все забыл и живи спокойно”. Несерьезно, конечно, с юморком сказано. Но, как говорится, в любой шутке есть доля шутки… “И что, ты думаешь, у неверующего человека нет ни ответственности, ни чувства долга, ни иных моральных критериев, через которые он не может переступить?” — “Ну, а чего ему не переступить, делай что хочешь – бояться-то некого…”

Подумать только! Даже забыто о существовании совести. Но не в этом ли разгадка?

Пока мы далеки от церковности, Бог дает знать о себе через внутренний голос, – совесть руководит нами. Мы можем этот голос заглушить, но если к нему прислушаться, то без книг и наставлений будешь жить так, как задумано Богом… Какова же была бы духовная сила человека, если бы обретенное знание о Боге он добавил к голосу совести! Но беда в том, что мы не столько добавляем, сколько заменяем его тем, что слишком иногда опрометчиво называем верой… Но как же часто мы принимаем за веру просто доверие к закону, запретительной заповеди, ко всему тому, что должно замениться благодатью. Благодать гораздо роднее с совестью, чем с законом. Благодать преумножает совесть, тогда как закон дает средство ориентации для тех, кто разучился слушать ее голос. Это пройденный этап дохристианской истории. Нам дано все, чтобы взлететь, но нам уютнее кутаться в норке табу, запретов, установлений…Мы где-то слышали, что вера превыше всего и с легкостью ставим превыше всего нашу доморощенную “веру”, становимся глухи и бесчувственны. Любой поступок, если даже он осуждается совестью, признается правильным, если он не противоречит табуированной схеме нашего мировосприятия. Так начав духом, мы заканчиваем плотью (Гал 3,3). И если хорошо натренироваться, то уже не будет никакого голоса совести, а только мертвая схема, имеющая только вид благочестия, но сколь же далекая от него. Поэтому так и страшна “религиозность” – она не остановится ни перед чем, только дай ей “освященное” оправдание. Но самое страшное, что это могила для истинной веры – как же “верующему” еще и веру искать?

Автор: Священник Александр Шрамко, Свято-Покровская церковь г. Минска, Белорусский Экзархат

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика