Поиск
Искомое.ru

ТРАДИЦИОННОЕ ВОСПИТАНИЕ Хотели как раньше?

64-4Традиционное воспитание… О его необходимости говорят сейчас в самых разных кругах, в том числе и с высоких трибун. Но как нередко бывает, под одними и теми же терминами далеко не всегда подразумеваются одни и те же понятия. Поэтому важнее всего определиться с основными ценностями, на которых зиждилось воспитание детей в России и Украине. Тогда будет ясно, далеко ли откатились яблочки от яблоньки и в какую сторону нам двигаться, чтобы воспитание детей действительно соответствовало отечественным традициям.

Для кого-то традиция сводится к обычаям предков. Кто-то понимает ее еще более узко: как знакомство детей с фольклорными песнями и танцами. Хотя нельзя сказать, что это совсем неправильно. Разумеется, и фольклор, и приобщение детей к обычаям своего народа очень важно. Но если ограничиться только этим, то существует соблазн «костюмированного бала», когда повседневная жизнь существует отдельно и строится совсем на иных принципах, а дань традиции отдается эпизодически и на повседневную жизнь особо не влияет.

ПОСЛУШАНИЕ – ОСНОВА ОСНОВ

Несмотря на то что Россия издревле была домом для многих народов, придерживавшихся своих обычаев и верований, она в то же время оставалась православным государством. Православная вера воспитала характер русского человека, стала основной частью его мировоззрения и культуры. Разумеется, и воспитание детей зиждилось на принципах христианства.

В полном соответствии с Пятой Заповедью главной детской добродетелью считалось послушание родителям. «Царицей детских добродетелей» называл его Святой праведный Иоанн Кронштадтский, указывая, что из него произрастают в детях все остальные хорошие качества. И напротив, непослушание создает почву для развития множества пороков. Религиозный смысл почитания родителей очень ярко проявлялся в повсеместно распространенном у русских особом отношении к родительскому благословению и проклятию. Без благословения никаких серьезных шагов в жизни не предпринималось. Родительского проклятия страшились как огня, считая, что это навлекает на человека множество бед.

Ребенок с малолетства делил с семьей радости и невзгоды. Предъявлять претензии к родителям и тем более хулить отца с матерью за то, что недодали, недопоняли, недолюбили, считалось неприемлемым. Преподобный Варсонофий Оптинский так отзывался о своей мачехе, приучившей его к храму: «Бывало, в деревне, когда мне было только пять лет, она каждый день будила меня в шесть часов утра. Мне вставать не хотелось, но она сдергивала одеяло и заставляла подниматься, и нужно было идти, какова бы ни была погода, полторы версты – к обедне. Спасибо ей за такое воспитание! Она показала свою настойчивость благую, воспитала во мне любовь к Церкви, так как сама всегда усердно молилась». Но строгость родительского воспитания всегда смягчалась добротой и любовью, что также было в духе христианства. Если ограничиться вышеприведенной цитатой, то можно представить себе жесткую, властную женщину, для которой буква закона превыше всего. Но в жизни было совсем не так: преподобный Варсонофий называл свою мачеху добрейшей женщиной и очень любил ее.

ВОСПИТАНИЕ В КРЕСТЬЯНСКОЙ СРЕДЕ

Важнейшей задачей в воспитании детей было научить их страху Божию, ведь среди русских людей бытовало представление о том, что совершению грехов препятствует не столько страх наказания, сколько именно страх Божий, понимаемый как благоговение перед беспредельной святостью Божией, опасение оскорбить Бога нарушением Его святой воли и боязнь потерять Божию любовь. По данным Этнографического бюро, организованного в конце XIX века князем В. Н. Тенишевым, вот как были перечислены обязанности родителей, бытовавшие в крестьянской среде: кормить, содержать, учить страху Божию и грамоте, приучать к домашней и полевой работе, женить и выдавать замуж.

Научение страху Божию, естественно, предполагало усвоение и соблюдение благочестивых христианских обычаев. Детей крестили в младенчестве, с раннего возраста они видели, как взрослые молятся и постятся. В церковь было принято ходить всей семьей. Отец был главным духовным авторитетом в семье. Чуть повзрослев, дети тоже начинали принимать сознательное участие в религиозной жизни. Поститься обычно начинали с 3–4 лет. Важную роль в приобщении детей к православию играли крестные, поскольку они чувствовали свою ответственность за души детей перед Богом. Советы и замечания старших делались не с позиции некоей абстрактной нравственности, а с точки зрения православных христиан, поэтому дети исподволь, постепенно усваивали основные религиозные понятия.

Важным способом для усвоения понятий о грехе и благодати было чтение житийной литературы. В конце XIX века в крестьянских семьях, где был кто-то, владевший грамотой, широко распространилось чтение вслух. Дети, естественно, при этом присутствовали, а подчас и выступали в роли чтецов. Псалтирь в церкви нередко читали подростки.

Выдающийся русский педагог С. А. Рачинский, создатель первой в России сельской школы с общежитием для крестьянских детей, писал: «Мальчик, поступающий на одиннадцатом году в сельскую школу, мало похож на своего сверстника из образованных классов. Он не видал еще букваря, но твердо знает азбуку жизни… Он – деятельный участник всех трудов и забот семьи… Он приносит (в школу. – Т. Ш.) приобретенное в семье чувство ответственности за свои поступки, за свое время, сознание необходимости труда, напряжение своих сил… Наши школьники поступают в школу с твердым намерением сделаться грамотными, большей частью по собственной неотступной просьбе, с полной готовностью учиться с утра до вечера…»

Поскольку в крестьянских семьях детей очень рано приобщали к уходу за младшими, заботливое, покровительственное отношение распространялось в сельской школе и на новичков. «Старшие ученики, – пишет Рачинский, принимают новичков с радушием и лаской. Эти мальчики – любимцы школы. По доброй домашней привычке с ними носятся и нянчатся. Мерзкий обычай немецкой школы, перешедший и в наши средние учебные заведения, обычай дразнить и мучить новичков, совершенно чужд школе русской – а такова пока лишь наша бедная сельская школа».

В традиционном воспитании был разный подход к мальчикам и девочкам. Мальчики довольно рано отделялись от матерей и воспитывались отцами. Их задачей было продолжить род по отцовской линии, сохранить фамилию, продолжить дело своего родителя. Поскольку мужчины должны были участвовать не только в семейных и хозяйственных делах, но и в общественной жизни, подростки посещали вместе со своими отцами общинные сходки, на которых обсуждались важные вопросы общинной жизни.

Мальчиков воспитывали более свободно, чем девочек. Сын, вступивший в брачный возраст, наравне с отцом работал на земле или в ремесленной мастерской, родители прислушивались к его мнению. Он получал определенную свободу действий, не выходящую, однако, за пределы общепринятых норм. Например, мог не приходить домой до самого утра, сохранять часть заработка для своих нужд и угощения девушек, мог, не спросив позволения родителей, отправиться на гулянье на несколько дней в другое село. Однако серьезные намерения типа женитьбы, отъезда в город на заработки или ухода в монастырь сын был обязан согласовывать с родителями – к родительскому благословению относились очень серьезно.

Девочки же сохраняли близость к матери вплоть до своего замужества. Важнейшей задачей было привить им трудолюбие и доброжелательность, подготовить к роли хорошей жены и ласковой, заботливой матери. Главным требованием к повзрослевшим дочерям было сохранение целомудрия до свадьбы. Требование «блюсти девичью честь» соблюдалось очень строго, поэтому такой свободы, как парни, девушки не имели. Однако в благочестивых крестьянских семьях – а таких в России было очень много! – и мальчиков настраивали на хранение чистоты до женитьбы. Крестьянские семьи были крепкими и многодетными.

УСТАНОВКИ ДВОРЯНСКОГО ВОСПИТАНИЯ

Сегодня многие вспоминают о своих дворянских корнях, пытаются составлять фамильное древо, посещать дворянские собрания. В то же время нередко современные князья и графы выглядят как пародия на историческое дворянство. Во многом это происходит потому, что традиции дворянского воспитания нами практически утрачены после трагедии 1917 г.

Система воспитания дворянина представляла собой уникальный сплав этических и эстетических норм. Начала складываться эта система при Петре I, и, естественно, в ней не обошлось без европейского влияния. В первую очередь это касается правил этикета. Хорошим манерам ребенка надо было обучать с самого рождения, поскольку они были своеобразным пропуском в высшее общество. Немало было курьезных случаев, описанных и в воспоминаниях, и в литературе, когда за «манерным» фасадом скрывался пустой человек, ищущий своей выгоды. Но сложившийся уже в XIX веке тип «русского дворянина» отличала не только внешняя, но и особая внутренняя составляющая, базирующаяся на понятиях о чести, долге, совести. Любопытно, что воспитание дворянина ставило перед собой цель не столько раскрыть индивидуальность ребенка, сколько «заточить» его под особые жесткие рамки. Достаточно вспомнить и серьезные физические наказания, которым подвергались гимназисты, и соблюдение «кодекса чести», следствием которого становились дуэли со смертельным исходом. Но притом что система дворянского воспитания была далеко не идеальна, она всегда сохраняла связь с традиционной культурой.

Дворянских детей, как и крестьянских, также воспитывали в православной вере. Важным свидетельством того, какие ценности старались привить детям, являются «Духовные завещания», в которых отцы семейства, помимо хозяйственных распоряжений, оставляли детям и внукам моральные наставления. Самые первые слова в таких документах – практически всегда о вере, о хранении Заповедей Божиих. Среди основных задач воспитания опять-таки фигурировало научение «страху Божию», основам вероучения и воспитанию «почтения с любовью родителям». «Завет от отца к сыну» дворянина Ф. М. Булгакова разделен на 12 «памяток», из которых мы узнаем, что самое главное в отношении к ближнему – это не только не нанести ему обиду, но и помочь «от имений твоих». Говорится в «Завете» и о верной службе государю, и о милосердии к болящим, и о том, что не следует стремиться к накоплению богатства, а надо довольствоваться «яже ти что Бог дарует».

Даже в тех семьях, где уже стеснялись откровенно выраженной религиозности, основные принципы воспитания не расходились с христианской нравственностью. По мнению одного из таких людей, сенатора Николая Яковлевича Трегубова, отец семейства должен стараться «…примером своим образовать сердца своих детей, то есть кротостию, скромностию, чистосердечием, разными добродетелями, исполняя христианский закон не молением и постом, но на деле, ибо пример все производит, а не слова».

Конечно, в жизни бывало всякое, и люди встречались самые разные. Мы это знаем и по литературе, и по истории, и по воспоминаниям современников. Но принципиально важны идеальные представления народа и пример его лучших представителей. Именно это формирует общественный климат и в стране, и в семье.

 

Автор: Шишова Т.Л.

Источник: http://www.vinograd.su

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика