Поиск
Искомое.ru

Отечник

Однажды старец взял сухое деревце, воткнул в землю и приказал ученику ежедневно поливать, пока на нем не появятся плоды. Воду приходилось носить издалека: утром пойдешь — к вечеру вернешься. Когда прошло три года, на дереве созрел плод. Старец сорвал его, принес в церковь и сказал братии:
- Идите вкусите от плода послушания.
Два старца жили вместе и ни разу друг с другом не повздорили. Один из них сказал:
- Давай и мы когда-нибудь поссоримся, как все люди.
- Даже не знаю, как это можно сделать,- ответил другой,- из-за чего?
- Вот смотри, я поставлю сюда глиняный кувшин и скажу, что он мой, а ты говори — нет, мой.
Так и сделали. Поставили кувшин, и один старец сказал:
- Это моя вещь.
- А я думаю, что моя.
- Нет, моя.
- Ну, если твоя, то и бери ее себе.
Так им и не удалось поссориться.
Преподобный Макарий Египетский со своим учеником отправился на Нитрийскую гору. По приказанию старца ученик ушел вперед; скоро ему встретился языческий жрец, который очень спешил, хотя и нес на плечах тяжелое полено.
- Куда ты, бес, так разбежался? — крикнул ученик.
За эти слова тот избил монаха до полусмерти. После этого жрец встретился с аввой Макарием, который приветливо сказал:
- Здравствуй, труженик, здравствуй!
Язычник удивился и спросил:
- Что ты нашел во мне хорошего и почему так меня приветствуешь?
- Я увидел, что ты трудишься и спешишь куда-то, и поэтому поздоровался с тобой,- ответил старец.
- От твоего ласкового слова я пришел в умиление и понял, что ты — великий слуга Божий. А вот раньше мне на дороге встретился монах, который обругал меня,- и я его побил! — Жрец упал к ногам аввы и воскликнул: — Не уйду от тебя — сделай меня монахом!
И он пошел со старцем. Дойдя до места, где лежал избитый ученик, они подняли его и на руках отнесли в церковь. Жрец принял христианство и вскоре был пострижен в монахи, а глядя на него, крестились и многие из язычников.
Авва Макарий сказал:
- Злое и гордое слово толкает ко злу и добрых людей, а слово смиренное и доброе обращает к добру и злых.
К одному пустыннику каждый день приходила волчица. Она появлялась, когда отшельник обедал, садилась у входа в его маленькую пещеру и ждала; получив объедки, лизала ему руки и уходила. Как-то монах отлучился на целый день. В обычное время к его келье пришла волчица и, увидев, что хозяина нет, вошла в пещеру. Там она нашла корзинку с едой и съела один хлеб.
Вернувшись, отшельник обнаружил пропажу и догадался, кто это сделал. На следующий день волчица не пришла. Ее не было несколько дней, и монах очень по ней скучал. Наконец, призванная его молитвами, она явилась в обычное время, но уже не смела подойти к двери, а сидела поодаль и от стыда не поднимала глаз. Пустынник подозвал ее, ласково погладил по голове и дал большой кусок хлеба. Получив прощение, волчица обрадовалась и с тех пор снова каждый день приходила к келье обедать.
Так по молитве верных служителей Господа и на неразумных животных является сила Божия, заставляя их стыдиться, раскаиваться и просить прощения.
Преподобный Гелен с малых лет жил в пустынном монастыре, строго соблюдал постнический устав и уже в отрочестве получил от Бога дар творить чудеса.
Случилось, что он отправился навестить больных братий, живших в отдаленной келье. Преподобный нес тяжелую корзину и очень устал. Вдруг он увидел стадо диких ослов.
- Во имя Господа Иисуса Христа пусть один из вас подойдет и понесет мою корзину! — воскликнул Гелен. К нему подошел осел и, как ручное, домашнее животное, повез на спине и корзину, и монаха.
Как-то в воскресенье Гелен пришел в один монастырь к литургии, а службы не было: братия объяснили, что священник живет на том берегу и не может переправиться через Нил, потому что боится крокодила.
- Если хотите, я привезу вашего пастыря,- сказал преподобный и пошел к реке.
Как только он призвал имя Божие, из воды выполз огромный зверь. Крокодил-людоед со страхом склонил голову перед Геленом и послушно перевез его на другой берег.

Священник удивился, что его зовут ехать в монастырь, не приготовив хорошей лодки.
- Не бойся, отче, лодка будет,- успокоил его Гелен и велел явиться крокодилу. Встав к нему на спину, преподобный стал звать своего спутника — но тот бросился бежать.
Тогда Гелен один отправился в монастырь и, выйдя на берег, сказал зверю:
- Лучше тебе погибнуть, чем быть виноватым в гибели стольких людей! — И крокодил тотчас издох.
Авва Даниил рассказал своему ученику: «Пришел я в одну деревню продавать свое рукоделие. Вечером некий человек привел меня к себе и накормил. Это был Евлогий, каменотес. За целый день работы он получал золотую монету, вечером покупал на нее еду для странников и сам с ними ел, а остатки ужина отдавал собакам. Я очень удивился его добродетельной жизни и начал поститься и молить о нем Бога, чтобы Он послал Евлогию побольше денег. Прошло три недели, и я совершенно изнемог от поста. И вот во сне мне явился Сам Господь и спросил:
- Что с тобой, авва Даниил?
- Я дал слово не вкушать хлеба, пока Ты не услышишь моей молитвы о Евлогии и не пошлешь ему богатства.
- Для него лучше, чтобы все осталось как есть.
- Нет, Господи, пошли ему много золота, и все прославят Твое имя!
- Говорю тебе, что так лучше. Но если ты непременно хочешь, чтобы он разбогател, поручись за его душу.
Я исполнил это и в то же мгновение оказался в храме Святого Воскресения в Иерусалиме и там увидел Отрока, сидящего на камне, а справа от него стоял Евлогий.
- Это ты поручился за Евлогия? — спросил Отрок.- Смотри, Я спрошу с тебя.
- Хорошо, Господи, только дай ему богатство.
И тогда в утробу Евлогию начали сыпать золото, и чем больше сыпали, тем больше она становилась. Проснувшись, я понял, что мои молитвы услышаны, и возблагодарил Бога.
В тот день Евлогий, как обычно, работал в каменоломне. Он ударил по камню, откололся кусок — и зазвенело золото: в камне был клад. Каменотес сперва растерялся, а потом испугался: вдруг узнают о сокровище и отнимут его. Он решил спрятать золото дома, взял волов, якобы для перевозки камней, и ночью тайком вывез клад. Потом он переехал в Константинополь, за большие деньги купил почетный сан и роскошный дом.
Прошло два года, и вот я снова вижу во сне Отрока и Евлогия, которого увлекает за собой страшный эфиоп, а ангелы прогоняют от лица Божия. «Что я наделал?» — подумал я и скорее пошел в селение, где жил каменотес.
Вечером никто не приютил меня. Я был очень голоден, так как весь день ничего не ел, и попросил встречную старушку дать мне кусок хлеба.
- Нет ли в этой деревне благочестивых людей, у которых можно было бы остановиться страннику? — спросил я.
- Жил тут раньше один очень добрый человек. Бог призрел на его добродетель, и теперь слышно, что он в Константинополе, стал знатным вельможей.
Я немедленно пошел в Александрию и сел на корабль, отправлявшийся в Константинополь, там отыскал богатые палаты Евлогия и стал ждать у ворот. Скоро появился хозяин, и я закричал:
- Господин, мне надо поговорить с тобой!
Он даже не посмотрел в мою сторону и приказал рабам прогнать меня. Целый месяц просидел я у дверей Евлогия, но поговорить с ним так и не смог. Наконец его слуга так сильно избил меня, что я решился уехать оттуда и вернуться в монастырь. Сев на корабль, плывший в Александрию, я от изнеможения и печали упал и заснул как мертвый и во сне снова увидел себя в храме Святого Воскресения перед Отроком. Он гневно посмотрел на меня, и мое сердце окаменело от страха. Но вдруг явилась Царица Небесная и умолила Своего Сына не наказывать меня.
- Будешь еще так поступать? — спросил Отрок.
- Не буду, Владыка, я хотел сделать как лучше, прости мне мой грех!
- Иди в свою келью и не заботься больше о Евлогии. Я верну его к прежней жизни, как Сам знаю.
Через три месяца скончался царь Иустин, и новый царь стал преследовать его приближенных. У Евлогия, как у многих других, отняли все имущество, а сам он ночью в убогой одежде бежал из Константинополя в родную деревню.
- Мы слышали, что ты стал вельможей,- сказали ему односельчане.
- Так бы вы меня и видели! — ответил он.- Я ходил поклониться святым местам.
Евлогий принялся за свою прежнюю работу, и все, что зарабатывал, стал опять отдавать странникам».
В пустынном монастыре был игумен, человек святой жизни, очень добродетельный и милостивый. Он так молился Богу о себе и своих учениках:
- Господи, знаю, что я грешный человек, но надеюсь, что Ты по Своей благости спасешь меня. Умоляю, не разлучи меня с моими духовными детьми, сподоби их вместе со мной вечной жизни!
И вот его пригласили в соседний монастырь на праздник. Он не хотел идти, но во сне ему был голос, сказавший: «Пойди, только своих монахов пошли вперед».
В назначенный день иноки отправились в гости. Пройдя немного, они увидели посреди дороги израненного нищего. На расспросы он отвечал, что на него напал зверь.
- Эх, нет у нас осла,- посетовали монахи,- мы бы отвезли тебя в деревню. А так чем мы можем помочь? — И пошли дальше.
Вскоре появился игумен. Увидев нищего, который все так же лежал посреди дороги и стонал, он спросил:
- Разве здесь не проходили монахи?
- Проходили, да у них не было осла, чтобы отвезти меня, а идти я не могу.
- Ну, значит, придется мне с Божией помощью нести тебя на себе,- сказал игумен.
- Что ты, отче, куда тебе одному! До села далеко — лучше сходи и кого-нибудь пришли за мной,- возразил нищий.
- Жив Господь Бог мой, я тебя тут не оставлю! — И игумен взвалил его на плечи.
Сначала он с трудом нес свою ношу, потом стало легче, потом еще легче, и груз сделался почти невесомым. Старец не понимал, что происходит, как вдруг нищий исчез, и раздался голос:
- Ты молишься о своих учениках и просишь для них вечной жизни, но у тебя одни дела, а у них — другие. Если хочешь, чтобы твоя просьба исполнилась, убеди их поступать так, как ты. Я — справедливый Судья и воздаю каждому по его делам.
Жил в одном монастыре инок по имени Евфросин, неграмотный, но смиренный и богобоязненный. Он много лет нес послушание на кухне, работал старательно и никогда не жаловался.
Игумену монастыря, святому старцу Власию, захотелось узнать, куда попадают души благочестивых монахов, при жизни подвизавшихся в его обители, и он стал молиться, чтобы Бог открыл ему это.
Три года игумен каждую ночь простаивал на молитве, и Господь исполнил его желание. Однажды Власию представилось, что он ходит по какому-то большому полю, а посреди поля — рай. Что такое был этот рай, нельзя передать человеческим языком. Войдя туда, игумен увидел разные деревья, усыпанные прекрасны.
И преподобный Феодор с радостью предал душу Господу, дивному  во святых Его.

1
Яндекс.Метрика