Поиск
Искомое.ru

Восток — запад: точка выбора

Почему в наше время возник интерес к Западу, к вопросам, связанным с культурой? Проблематика эта не нова, она периодически возникает в истории. Вопрос этот до сих пор не разрешён. Почему существует тенденция смотреть на Запад как образец и модель общественного устройства и культуры, достойный для подражания, а наряду с этим существует тенденция укрепления своей культуры, поиск, обнаружение и сохранение лучшего, что в ней есть? 

Эти две тенденции — западничества и славянофильства — вот уже несколько столетий продолжают существовать, находя своих сторонников. Противопоставление «Восток — Запад» примем не в смысле географическом, а в смысле культурной специфичности, о которой говорилось выше. 

Здесь видится несколько аспектов. Материальное благополучие, социальная защищённость Запада и бедность, незащищённость, хаос Востока (в качестве Востока примем страны СНГ). Это социальный аспект, который создает те условия, в которых живут люди. Человек, живущий внешним, сразу может сделать вывод: на Западе — хорошо, здесь — плохо. Зная, как тяжело живут некоторые люди, было бы несправедливым упрекать его в таких выводах, но и доверять подобному умозаключению — значит обманываться относительно «земного рая». Даже если отчасти понимать «теневые» стороны западной культуры (чему в немалой степени способствовали наши юмористы), это вовсе не означает уберечь себя от её ценностей, которые постепенно вползают в сознание через рекламу, телевидение, пропагандирование западного образа жизни, товары и услуги. Благополучный Запад и неблагополучный Восток — это на поверхности. Что за этим стоит?

Попробуем прикоснуться к тому, что лежит за видимым и очевидным, и разобраться в психологии и корнях проблемы.

Для меня, родившейся и жившей на Украине, никогда не возникал вопрос о Западе, его жизни, благах и обо всём том, что с этим связано. Волею судьбы мне пришлось столкнуться с этой проблемой и попытаться разрешить её для себя. Моё знакомство с западной культурой (Германией) началось через науку — когда я проходила стажировку в Мюнхенском университете. Тема нашей (совместной с проф. Р. Оертером) работы «попала в самую точку»: она была в русле волнующей меня на тот момент темы культурной специфичности разных народов. Моей задачей было выяснение представлений о том, каким должен быть человек и что называется образом человека у наших детей и подростков. Сначала было знакомство с методикой, ранее проведёнными исследованиями образа человека у представителей разных (восточных и западных) культур, а затем само исследование. Из всего этого, а также из опыта проживания в Германии, возникла интересная и, как мне кажется, ясная картина в отношении особенностей восточных и западных культур. Чем я и хотела бы поделиться. Целью моей является отнюдь не вскрытие «недостатков» Запада и обнаружение «достоинств» Востока, а попытка осознания особенностей разных культур.

КУЛЬТУРА — НОСИТЕЛЬ ЦЕННОСТЕЙ

Культура является носителем определённых ценностей. Эти ценности отличаются относительной стабильностью. Если бы это было не так и не было бы преемственности, передачи и трансляции опыта от поколения к поколению, то каждое новое поколение претерпевало бы изменения и культурного феномена просто не существовало бы. Мера устойчивости и стабильности культуры определяется степенью усвоения её ценностей людьми. Без культуры нет народа, объединённого общей культурной доминантой, тем стержнем, соединяющим людей в единое целое, который не даёт им превратиться в население с разрозненными, иногда враждебными представлениями. Без культуры, её ценностей людям, живущим на одной территории, стало бы трудно понимать друг друга и о чём-то договариваться. Так, если бы они прилетели с разных планет и говорили на разных языках. Должно же у людей, живущих на одной Земле, быть что-то общее, что их объединяет, что помогает им понимать друг друга и помогать друг другу. Этим общим являются основные культурные ценности. Выкристаллизовавшиеся, прожитые и пронесённые через опыт многих поколений крупицы истины, сохранённые народом.

Несомненный интерес к культуре, исследование роли культурного феномена, появление кросскультурных исследований, развитие этнопсихологии — всё это является свидетельством тенденции к сохранению культуры. Почему возникла такая тенденция?

Вероятно, потому, что появилась опасность культурной ломки, трансформации, вследствие принятия ценностей другой культуры в качестве основной культурной матрицы.

Признать достоинство любого народа и его право на свой вклад и своё место в истории — значит утвердить право культурной специфичности как такой формы организации общества и сознания, которая позволяет людям в рамках своей культуры выполнять возложенные на них задачи. В связи с этим попытаемся оценить возникшую ситуацию с позиции философских и психологических исследований.

ОПЫТ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ВОСТОКА И ЗАПАДА

Опыт исследований показал, что Запад и Восток имеют существенные различия. Об этом писали учёные и философы как Запада, так и Востока. Конечно, речь не будет идти о политических и экономических отличиях, хотя они и являются теми условиями, в которых живёт и развивается человек. Речь пойдёт о психологии людей, об особенностях развития личности и образе жизни в разных культурах. 

Интересным является то, что полученные нами в опыте психологических исследований данные о психологии западного и восточного человека вполне согласуются с философскими воззрениями раннего славянофила И. В. Кириевского (нач. XIX в.), философов русского зарубежья И. А. Ильина, С. Л. Франка, Н. О. Лосского (нач. XX в.), а также западных мыслителей Вальтера Шубарта, Эриха Фромма (сер. XX в.), Рольфа Оертера (кон. XX — нач. XXI в.) и других. Эта согласованность философских и психологических воззрений людей, незнакомых друг с другом, живших в разные эпохи, в разных странах, наводит нас на серьёзное к ним отношение и говорит о высоком прогностическом потенциале данной философской мысли.

В этой главе мы попытаемся, не вдаваясь в подробности психологической эмпирики, представить эти идеи.

В качестве отправной точки возьмём задачу, выдвинутую И. В. Кириевским: рассмотрение глубинных оснований исторической жизни и менталитета народа, этнокультурных различий, коренящихся в различных духовных установках сознания людей и обладающих генетической природой и преемственностью.

И. В. КИРИЕВСКИЙ О ЗАПАДНОМ ОБЩЕСТВЕ

Итак, начало XIX века. Наиболее проницательной и наиболее ранней была философская мысль И. В. Кириевского. Он даёт психологический портрет западного европейца, усматривая в нём исторические детерминанты. Рационализм, дух преобладания, господство мнения, но не сакральной истины, рассудок, полагающийся на логику, индивидуализм, формализм, практичность, стремление к превосходству, конкурентность, театральность, суетливость, экзальтированность, сентиментальность. Ориентация на чувственную сторону бытия, проявляющаяся в стремлении к роскоши. Роскошь считается добродетелью, поэтому материальный достаток понимается как личное достоинство человека, что может интерпретироваться как попытка внешними средствами затушевать тяжесть внутренних недостатков.

И. В. Кириевский отвергает утверждение, что западное общество строится на правах личности, и говорит о том, что оно строится на правах собственности. Сама личность в юридической основе своей есть только лишь выражение права собственности.

Об особенностях личности И. В. Кириевский говорит следующее: «Почти каждый из европейцев всегда готов, с гордостью ударяя себя по сердцу, говорить себе и другим, что он совершенно чист пред Богом и людьми и что он только просит у Бога, чтобы другие люди все были похожи на него» (цит. по О. Е. Серовой).

В противовес этому М. М. Дунаев, анализируя творчество Ф. М. Достоевского, справедливо отмечает такую черту русского человека: «…В минуты самого полного своего безобразия он всегда будет помнить, что он всего только безобразник и более ничего; но что есть где-то высшая правда и что эта правда выше его».

Интересно описывается И. В. Кириевским «мозаичная» личность западного человека, которая представляет собой набор разных психологических состояний, существующих разрозненно и самостоятельно: «Западный человек легко мог поутру молиться с горячим, напряжённым, изумительным усердием; потом отдохнуть от усердия, забыв молитву и упражняя другие силы в работе; потом отдохнуть от работы, не только физически, но и нравственно, забывая её сухие занятия со смехом и звоном застольных песен; потом забыть весь день и всю жизнь в мечтательном наслаждении искусственного зрелища. В одном углу его сердца живёт чувство религиозное, которое он употребляет при упражнении благочестия; в другом — отдельно — силы разума и усилия житейских занятий; в третьем — стремление к чувственным утехам; в четвёртом — нравственно-семейное чувство» (цит. по О. Е. Серовой). Руководящей силой такой разрозненности является не стержень истины, а рассудочное мышление, связывающее эти сценарии в единый узел. И. В. Кириевский рассматривает причину такого феномена в историческом и духовно-психологическом плане. Выход Римской церкви из Вселенской есть акт человеческой воли, результат группового решения. Отказавшись от достоверности общего предания и добровольно уйдя от Истины, она утратила цельность внутреннего умозрения. Внутренняя уязвимость всегда ищет опоры во внешнем, чем и становится рациональное, рассудочное мышление, прагматизм, материальное благополучие как личное достоинство человека, стремление к превосходству, двойственность установок сознания.

Э. ФРОММ О ПОТЕРЕ ЛИЧНОСТИ

Проследим, что говорит по поводу культурной специфичности Запада философско-психологическая мысль середины ХХ века.

Немецкий психолог Э. Фромм пытается объяснить процесс потери личности в западном обществе. Начиная со Средневековья в борьбе за свободу личности западное общество пришло к потере личности — тому, что на современном языке называется антропологическим кризисом. Именно потеря себя, своей личности приводит к тому, что человек стремится восполнить это и приобрести что-либо взамен: вещи, людей, удовольствия. Вот где корни потребительского общества и «потребительства» как психологического феномена. Потерю личности можно восполнять таким неадекватным образом.

Как же произошла потеря личности? Вот наблюдения Э. Фромма. Средневековое западное общество — это религиозное общество. Дух Средневековья отличается от духа эпохи Возрождения. Основной предпосылкой жизни в Средневековье было то, что экономические интересы являлись второстепенными и должны были быть подчинены подлинному делу человеческой жизни — спасению души. Но уже к концу Средних веков труд и продуктивность, т. е. материальные ценности, превращаются в наивысшую моральную ценность. Появляется конкуренция. Человек освобождается от связей, дававших ему чувство уверенности и принадлежности к какой-либо общности. Потеряв определённое место в мире, человек потерял и ответ на вопрос о смысле своей жизни. Ему угрожают мощные силы, стоящие над личностью, — капитал и рынок. Экономический успех превратился в знак милости Божией, а неуспех — в знак проклятия. Усилия и труд стали самоцелью, что повлекло за собой рост конкуренции, вследствие чего появились враждебность, изоляция и одиночество. Всё это привело к мощнейшему психологическому сдвигу. Человек лишился былого чувства уверенности, принадлежности к общности в погоне за успехом и деньгами. Расставив такие приоритеты, человек потерял живую связь с Богом.

Дух эпохи Возрождения отражён в искусстве и философии: это дух человеческого достоинства, воли, могущества, а вместе с тем — дух скептицизма и отчаяния. Итог Ренессанса — потеря себя и смысла жизни. Свидетельством краха эпохи Возрождения являются все трагедии Шекспира, во главе с отчаявшимся и мечущимся Гамлетом.

Капитализм освободил человека от традиционных уз, внёс вклад в развитие свободы (от чего?), в развитие активной и ответственной личности, но и сделал человека более одиноким, изолированным, подверженным чувству ничтожности и бессилия. Человек превратился в деталь гигантской экономической машины: если у него ничего нет, то он винтик — деталь машины и служит целям, внешним по отношению к себе. Так появляется предпосылка возникновения отчуждённой деятельности. Эта деятельность — внешняя по отношению к личности, когда человек не вкладывает свою личность в работу, которую он выполняет. Принцип труда ради накопления заставил человека работать ради внеличных целей, чем способствовал потере личности. Так в поисках свободы и денег человек теряет самого себя. Потребление есть попытка как-то восполнить эту потерю.

СОВРЕМЕННЫЕ КРОССКУЛЬТУРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Что же говорят современные психологические исследования относительно восточных и западных культур и как они соотносятся с философской мыслью?

В предыдущей главе было кратко рассказано об опыте наших и предшествующих исследований относительно образа человека в западных культурах (США, Германия) и восточных (Индонезия, Китай, Украина). Поэтому позволю себе кратко повториться лишь с той целью, чтобы показать согласованность полученных данных в нашем исследовании с представленной выше философско-психологической мыслью.

Вот результаты этих исследований. В западных культурах выражено стремление к независимости, самостоятельной постановке целей, без учёта мнения окружающих, в принятии решений зачастую против желаний и требований социального окружения. Большое значение придаётся собственному мнению, без учёта общепринятых норм. Высшей ценностью считается самоактуализация и, как следствие, удовлетворённость собой. Человек западных культур характеризуется ценностями индивидуализма — закрытым и автономным «Я».

В восточных культурах (особенно в Индонезии) выражены стремление к послушанию и уважению по отношению к родителям, гармония между собственными целями и целями других людей (особенно семьи), учёт мнения окружающих. Высшей ценностью считается: личный вклад в общество, семью, город, деревню (Китай, Индонезия); быть хорошим человеком (Индонезия); семья, дружба, взаимопонимание (Украина). Человека восточных культур характеризует открытая «Я»-концепция, он видится в неразрывной связи с другими.

ЛИЧНОСТЬ И КУЛЬТУРА

Мы привели мысли философов и данные психологических исследований. И хотя они, казалось бы, говорят о разных сторонах культурной специфичности западного общества, в них проходит красной нитью общая главная идея, которая по-разному раскрывается и которую мы попытаемся выделить.

Рассуждая об особенностях психологии западного человека, И. В. Кириевский говорит о мозаичной личности, не имеющей стержня истины и связывающейся в единый узел рассудочным мышлением; о собственности как главном атрибуте личности. Э. Фромм пишет об отчуждении людей и потере себя, своей личности, о конкуренции и власти денег. Современные психологические исследования свидетельствуют о духе отчуждения и индивидуализма, искажающем личность (личность может существовать только в связи с другими, так как основное свойство личности — трансцендентность). Есть во всех этих выводах одна поразительная мысль: личность западного человека теряется, и как следствие потери личности — растут потребление и отчуждение. Это касается не конкретных людей, а того духа, который в той или иной степени присущ западному обществу. Всю серьёзность и важность этого подтвердим словами проф. М. М. Дунаева о том, что время многократно подтверждало правоту тургеневского героя Павла Петровича Кирсанова: «Личность — вот главное; человеческая личность должна быть крепка, как скала, ибо на ней всё строится. Разрушение личности ведёт к расшатыванию устоев общества. Отрицание подобных истин всегда губительно сказывается на всяком социальном организме».

Значение здоровой личности легко проследить, когда дело касается, например, лечащего тебя врача, или воспитателя и учителя твоих детей, или юриста, или политика, да и вообще любого человека, с которым ты сталкиваешься в жизни.

Личность — продукт культурного развития. Поэтому важным условием сохранения личности является сохранение родной культуры, исключающее всякую враждебность по отношению к другой культуре.

Современная наша проблема состоит в том, что заложенные культурные доминанты вступают в противоречие с предлагаемыми образами и ценностями, свойственными другой культуре. Эта разность есть отражение культурной специфичности, которая пронесена через исторический опыт многих поколений в разных культурах по-разному, что, собственно, и отделяет один народ от другого. Принятие другой культурной матрицы и ломка своей подобна перепрограммированию, замене своего генетического кода другим. Возможно ли это? Появится ли совместимость, или произойдёт отторжение чужеродных клеток и гибель организма?

По поводу обсуждаемой темы метко высказалась одна студентка: «Хочется, чтобы большинство людей были добрее и отзывчивее. И поменяли свой менталитет, а то он у нас в ужасном состоянии». В этой фразе не только боль за людей, но и осознание того, что зло, жестокость, эгоизм современного человека — это его ужасное состояние, болезнь. Осознание того, что мы находимся в ужасном состоянии, есть первый шаг к исцелению. «Наш менталитет в ужасном состоянии». На психологическом языке это значит, что наши культурные ценности искажаются, находятся в несвойственном нации (ужасном) состоянии. Речь идёт ведь не об экономике, а о культурных стереотипах и ценностях.

Вспомним фильм «Гараж». Когда произошёл крутой поворот, перелом в ситуации, который позволил участникам делёжки посмотреть на себя глазами правды? Когда все почти обезумели, нашёлся человек, поднявшийся над ситуацией, который встал и сказал: «Люди, люди, остановитесь, что вы делаете?!» Неужели нужно дойти до последней степени безумия, чтобы опомниться, отшатнуться и увидеть со стороны весь ужас ситуации и себя в ней?

Ещё в начале ХХ века о роли культуры в жизни человека известный философ русского зарубежья Иван Александрович Ильин сказал так: «Есть закон человеческой природы и культуры, в силу которого всё великое может быть сказано человеком или народом только по-своему,и всё гениальное родится именно в лоне национального опыта, духа и уклада. Денационализируясь, человек теряет доступ к глубочайшим колодцам духа и к священным огням жизни, ибо эти колодцы и эти огни всегда национальны…»

 Автор: Коган И. М. 

Источник: http://www.portal-slovo.ru

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика