Поиск
Искомое.ru

Замуж только за православного?

 Должен ли жених быть православным? Этот вопрос из тех, что обязательно по несколько раз и на десятках страниц обсуждается на православных форумах. Сколько сломано копий, сколько отгорело споров, сколько вылито эмоций… И опять стороны не приходят к единому мнению. Где истина?

Истина, как всегда, не там, где ее ищут. Все мы знаем, что святые отцы говорили о том, что предпочтительно создавать семью с людьми своей веры. Еще в III веке свмч. Киприан Карфагенский говорил, что «заключают супружеские союзы с неверными; члены Христовы предлагают язычникам». Еще раньше Сам Господь предостерегает от вступления в брак с иноверцами: «Не бери из дочерей их (иноверцев – прим. авт) жен сынам своим и дочерей своих не давай в замужество, дабы дочери их, блудодействуя вслед богов своих, не ввели и сынов твоих в блужение вслед богов своих» (Исх. 34, 16).

Но не надо забывать, что эти наставления были написаны достаточно давно, до революции 17 года, когда православие было нормой жизни, а брак с иноверцем становился чем-то из ряда вон. Сейчас, после долгих десятилетий жизни вне веры, вне традиций и связи поколений, нам очень и очень тяжело дается жизнь по вере, не буду уж говорить «во Христе», поскольку до этого нам вообще даже не доглядеть.

Когда меня спрашивают, за кого надо выходить замуж, я всегда рассказываю тот анекдот: два кирпича подползли к краю крыши. Один другого спрашивает:

- Ты на кого хочешь упасть?
- А вон на того дядьку. А ты на кого?
- А мне все равно, – отвечает второй кирпич, – лишь бы человек был хороший.
Мне думается, что именно эта фраза и должна сейчас быть определяющей в выборе супруга: хороший человек.

Многие православные девушки и слышать не хотят о замужестве за неверующим. Только свой, православный! А оптимальный вариант – семинарист с перспективой получения сана. Жизнь с верующим мужем представляется сплошным удовольствием: молиться будем вместе, в храм ходить будем вместе, причащаться будем в один день, спать не ляжем, пока не помиримся. Конечно, очень хочется, чтобы супруг разделял твои убеждения, но, к сожалению, за этими мечтами опять видно желание свести жизнь к соблюдению набора ритуалов, расстановка приоритетов не на тех местах, стремление обеспечить себя семейным счастьем путем исполнения неких предписаний.

Жизнь расставляет все по своим местам, и порой расставляет настолько по-своему, что может вынудить пересмотреть свои ценности полностью. Практика показывает, что в семьях, где оба супруга придерживаются православной веры, конфликтов и разногласий не меньше, чем в семьях смешанных или полностью неверующих, и, что самое интересное, и на религиозной почве тоже. Бывает, что супруги начинают спорить на предмет большей «благодатности» своих духовников, упрекают друг друга в недостаточном благочестии, воюют по поводу строгости постов или дозволенности телевизора.

Я очень люблю Ивана Сергеевича Шмелева, перечитывала«Лето Господне» много раз, и не перестаю удивляться тому, насколько гармонично выстраивали верующие люди свою жизнь. Да, у них были собственные перекосы, кое-что нам, религиозно образованным, может показаться неправильным или даже кощунственным. Но у них было главное: они стремились соединить свою религию с жизнью. Вера органично вплеталась в их быт, религия и традиция становились как бы двумя ногами у одного тела, делающими согласованные и правильные шаги.

Сейчас же у нас полностью утрачен институт православной семьи. Как уже говорили здесь – модель православной семьи, предложенная современному обществу, оказалась нежизнеспособной. Результат: огромное количество разводов среди верующих, огромное количество уродливых семей, в которых, как правило, страдает и терпит женщина. Происходит это все по той же причине: восприняв форму, мы забываем о содержании и превращаемся в «медь звенящую». Наши две ноги, быт и вера, делают несоразмерно разные по ширине шаги, и в результате «тело» падает.

Когда-то один умудренный жизнью протоиерей сказал мне: «Очень полезно пообщаться с немецкими протестантами. Поучиться христианской жизни у них, перенять опыт соединения жизни и веры». Меня тогда очень возмутили его слова. Нам, православным, учиться у еретиков?! Я с трудом сдержала презрительное фырканье. Сейчас, годы спустя, я понимаю, что именно он хотел донести до меня. На самом деле, у очень и очень многих православных вера отдельно, а жизнь отдельно. Выходя из церкви, многие как будто оставляют свои религиозные убеждения в церковной ограде, и превращаются в самых обычных людей, ни чем не отличающихся в своем поведении от атеистов.

По этой причине не стоит возлагать большие надежды на брак с православным. Наши представления о вере искажены, преемственность утрачена. Вполне справедливо замечание, что семьи неверующих часто бывают куда лучше и крепче, чем семьи православных. Потому что те просто любят, и все. Они не заморачиваются условностями и не пробуют втиснуть свою семью в свод законов и правил. Мы же, в массе своей находящиеся в неофитстве, не зная, как же на самом деле надо жить по-православному, пытаемся что-то выстроить по книжкам, да еще начинаем ломать ближнего.

Если до революции быть православным было естественно, то сейчас это противоестественно. До революции 90% населения жили в рамках православия, жить иначе означало быть белой вороной, неспроста существовало словой-клеймо: нехристь. То есть не знающий Христа. Приняв православие, человек сохранял эту традицию до конца своих дней, уходы были единичными эпизодами. Сейчас среди верующих духовный разброд, можно сказать, что подавляющее большинство, проведя в храме по 15-20 лет, так и остались на стадии неофитства. На приходах наблюдается непрекращающаяся «текучка»: кто-то уходит, кто-то приходит, общины в большинстве случаев несплоченные, более-менее устойчивые держатся исключительно за счет харизмы священника: яркие, неординарные батюшки привлекают на приход большое количество прихожан. Уходит священник – и приход разваливается. Очень много людей уходит из религии и становится просто сочувствующими, иногда по старой памяти забегающими в храм поставить свечку и постоять на молебне.

На этом фоне мне кажутся странными разговоры об обязательном замужестве за верующим. Сейчас верующий человек нестабилен. Да и кого сейчас можно назвать верующим? Что такое современный верующий? Вчерашний атеист. Вера в нем слаба, зиждется на эмоциях и жажде новизны. Разгул страстей, свобода совести, изобилие искушений делают крайне сложным хранение своей веры. Сегодня он усердно посещает храм и даже подумывает о семинарии, а завтра в своем ЖЖ насмехается над «православнутыми» и выдает циничные реплики в адрес духовенства, а послезавтра он вообще может податься в ислам или буддизм. Примеров масса. С другой стороны, нынешний сочувствующий и равнодушный к вере вполне может стать верующим. Тот, кому привито хорошее воспитание, с уважением будет относиться и к вашим религиозным убеждениям, даже не разделяя их. Очень много примеров, когда любящий супруг из уважения ко второй половинке начинает посещать богослужение, просто так, поначалу даже не имея желания ознакомится с азами веры, но затем проникается красотой и искренностью службы, и тоже приобщается к церковной жизни.

В такой ситуации на первое место встают личные качества избранника. Не то, как часто он причащается, не количество читаемых акафистов, а то, насколько он способен понять, оказать поддержку, насколько он ответственен, существует ли для него понятие долга. В принципе, именно эти качества являются благодатной почвой для посева зерен веры, ведь, думаю, что все с этим согласятся, если человек аморален и безнравственен, то, начав соблюдать внешнюю форму христианства, он так и останется тем, кем был до этого.

Исходя из всех выше изложенных размышлений, мне кажется, что при выборе жениха, да и невесты тоже, во главу угла надо ставить задачу создать хорошую семью, а станет ли потом эта семья полностью православной – как Бог даст.

 

 Автор: Лилия Малахова 

Источник: Матроны.ру

Оставить комментарий

1
Яндекс.Метрика